Тактические вопросы использования рецензии на экспертное заключение в судопроизводстве

Жижина Марина Владимировна Доцент кафедры криминалистики Московского государственного юридического университета имени О. Е. Кутафина (МГЮА), кандидат юридических наук

Тезис о том, что заключение эксперта, содержащее вывод в категорической форме, имеет очень серьезное доказательственное значение для суда, не нуждается в дополнительной аргументации. Вместе с тем сторона, не согласная с экспертным выводом, de facto очень ограничена в своих возможностях по его оспариванию. Поэтому практику относительно недавно появившегося в судопроизводстве рецензирования экспертных заключений следовало оценивать в позитивном ключе.

Само понятие «рецензирование экспертных заключений» пришло к нам из практики государственных экспертных учреждений (Министерства юстиции Российской Федерации, Министерства внутренних дел Российской Федерации и пр.)1. Так, для целей проверки квалификации сотрудника, претендующего на должность эксперта или проходящего очередную аттестацию, его заключения традиционно проходят внутреннее рецензирование. Высококвалифицированные коллеги с большим стажем работы анализируют рецензируемое заключение с точки зрения наличия в нем экспертных ошибок. По итогам внутреннего рецензирования решается вопрос о возможности аттестации эксперта на право самостоятельного производства судебной экспертизы по экспертной специальности. Таким образом, в практике государственных судебно-экспертных учреждений рецензирование экспертных заключений является незаменимым инструментом проверки уровня квалификации эксперта и возможности допуска к производству экспертизы только квалифицированных сотрудников.1См., например, приказ Министерства юстиции Российской Федерации от 07.10.14 №207 «Об утверждении Положения об аттестации на право самостоятельного производства судебной экспертизы экспертов федеральных бюджетных судебно-экспертных учреждений Министерства юстиции Российской Федерации».

Вышеописанный механизм оценки экспертных заключений, на наш взгляд, является очень востребованным и в современной судебно-экспертной практике, учитывая, что уровень качества предоставляемых экспертных услуг в настоящее время крайне неоднороден. Анализ собственной экспертной практики, в том числе проведения повторных экспертиз и рецензирования, свидетельствует, что экспертные ошибки являются, к сожалению, слишком частыми при производстве экспертизы.

Стоит отметить, что в науке судебной экспертологии категория экспертной ошибки достаточно глубоко разработана; выделяют процессуальные, гносеологические и деятельностные экспертные ошибки2. К гносеологическим ошибкам относят формально-логические (например, противоречие или отсутствие достаточной мотивации в выводах), деятельностные ошибки связаны с осуществляемыми экспертом операциями и могут заключаться в неправильном применении средств и методов исследования, использовании некачественного сравнительного материала и т. д. Выявить их, не обладая специальными знаниями, практически невозможно.2Теория судебной экспертизы (Судебная экспертология): Учебник / Е. Р. Россинская, Е. И. Галяшина, А. М. Зинин; под ред. Е. Р. Россинской. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2016; Судебная экспертиза: типичные ошибки / Е. И. Галяшина, В. В. Голикова, Е. Н. Дмитриев и др.; под ред. Е. Р. Россинской. М.: Проспект, 2012; и др.

По своему замыслу в судебной практике рецензирование экспертных заключений должно было бы выглядеть следующим образом: не согласная с выводом эксперта сторона обращается к специалисту в данной экспертной области с заданием проанализировать заключение эксперта на предмет наличия в нем экспертных ошибок. В результате рецензирования специалист приходит к выводу о наличии или отсутствии экспертных ошибок и при наличии таковых определяет их существенность и возможность влияния на сделанный вывод.

Особое внимание при этом должно быть уделено фигуре рецензента. Аналогично практике государственных экспертных учреждений рецензентом должен быть высококвалифицированный в определенной области специалист, знающий и умеющий применять все современные экспертные технологии, автор или соавтор экспертных методик, пособий для экспертов, то есть авторитетный теоретик и практик судебной экспертизы.

Отдельный акцент необходимо сделать на независимости такого специалиста и его моральных качествах. Естественно, недопустимо, чтобы рецензент находился с экспертом или руководителем экспертной организации, в которой проводилось исследование, в служебных, дружеских, родственных и т. п. отношениях.

В настоящее время в каждой области экспертных знаний такие профессионалы есть. Их немного, их фамилии в узком мире экспертов хорошо известны. Это люди, ведущие свою экспертную деятельность объективно, которые вне зависимости от суммы гонорара не позволяют себя «покупать», четко следуя предписаниям закона и неписаному кодексу экспертной этики.

Рецензирование экспертных заключений в приведенном нами варианте представляется единственным адекватным способом корректного оспаривания экспертного вывода, а также борьбы в рамках правового поля с недобросовестностью субъектов доказывания и экспертов. Рецензии же на экспертные заключения призваны стимулировать суд к более внимательному изучению данного вида доказательств, его оценке с точки зрения наличия доказательственных свойств, в случае необходимости — проведению допроса эксперта, назначению повторной или дополнительной экспертизы.

Однако современная судебно-экспертная практика совершенно извратила этот весьма конструктивный по своему замыслу механизм, представляющий собой профессиональную помощь суду и стороне в оценке заключения эксперта — сложного доказательства для лица, не обладающего специальными знаниями.

В действительности ситуации обращения к рецензированию экспертных заключений очень часто выглядят совершенно иначе. Не согласная с выводом судебной экспертизы сторона находит специалиста из негосударственной экспертной организации или частнопрактикующего, который на основе мелких или несуществующих погрешностей пытается опорочить заключение судебного эксперта. Так, заключения государственных высококвалифицированных экспертов (например, системы Министерства юстиции Российской Федерации) подвергаются некоему анализу со стороны плохо обученных, поверхностно знающих теорию, имеющих малый опыт практической работы по экспертной специальности или, наоборот, давно вышедших на пенсию, не поддерживающих должную квалификацию, не владеющих современными методиками и технологиями «специалистов». Критика последних выглядит подчас совершенно неубедительной и даже нелепой для профессионала в области специальных знаний. Сторона же или ее представитель несут такую рецензию в суд с намерением «разгромить» заключение эксперта, добросовестно заблуждаясь в ее «убойной силе».

Рецензии на экспертные заключения призваны стимулировать суд к более внимательному изучению данного вида доказательств.

Приведу пример из своей практики. Ко мне как к специалисту в области судебно-почерковедческой экспертизы обратился адвокат с просьбой провести методический анализ заключения эксперта, выводы которого сторона хотела оспорить. Изучение этого заключения и исследуемых материалов показало, что в нем присутствует большое количество деятельностных и гносеологических экспертных ошибок, существенно влияющих на обоснованность и достоверность вывода. Адвокат дополнительно, видимо для большей убедительности, представил мне полученную у другого специалиста уже готовую рецензию на это же заключение. После ознакомления с ней мне стали абсолютно понятны причины частого негативного отношения представителей судейского корпуса к этому виду использования специальных знаний.

Итак, специалист в этой самой готовой рецензии выявил следующие нарушения при проведении судебно-почерковедческой экспертизы, которые, по его мнению, делают вывод необоснованным.

Во-первых, рецензируемое заключение выполнено за три дня, что, как указывает рецензент, очень быстро и свидетельствует о том, что «экспертиза была выполнена в спешном порядке, по заранее подготовленным шаблонам».

Срок, в течение которого экспертиза производится, зависит от объективных (технологии и методики исследования, количества объектов и пр.) и субъективных (опыта и работоспособности эксперта и пр.) факторов. Установленных нормочасов для производства судебно-почерковедческой экспертизы нет. Кроме того, она, как правило, не требует применения затратных по времени методик и технологий, что делает объективно возможным проведение исследования за три дня для эксперта, обладающего достаточным опытом. Поэтому вывод рецензента об использовании шаблонов не имеет под собой никаких оснований.

Во-вторых, рецензент указывает на отсутствие во вводной части заключения эксперта сведений об обстоятельствах дела, которые являются, по его мнению, необходимой составляющей заключения эксперта.

Содержание заключения эксперта определено в законодательном порядке (статья 25 Федерального закона от 31.05.01 №73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», статья 86 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, статья 86 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, статья 204 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, статья 82 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации), и сведения об обстоятельствах дела там не значатся. Более того при назначении экспертизы в цивилистическом процессе обстоятельства дела эксперту, как правило, неизвестны. Таким образом, рецензент этим замечанием демонстрирует свое незнание законодательства, регламентирующего судебно-экспертную деятельность, и практики производства судебной экспертизы.

Далее, рецензент упрекает эксперта в применении устаревшего оборудования, а именно микроскопа МБС-10. Однако в соответствии с методикой проведения судебно-почерковедческого исследования вполне достаточно этого увеличительного прибора, позволяющего при умелом использовании выявить проявление диагностических признаков, а также признаки технической подделки в почерковых объектах.

Затем рецензент приводит еще пару замечаний, не имеющих никакого отношения к нарушениям методики проведения судебно-почерковедческой экспертизы, а только свидетельствующих об отсутствии у самого рецензента глубоких теоретических знаний и практических навыков. При этом подчеркну, что представленное заключение эксперта содержало многочисленные гносеологические и деятельностные ошибки, влекущие сомнения в правильности и обоснованности выводов, то есть основания для назначения повторной экспертизы (статья 20 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации»).

Таким образом, в судопроизводстве имеют место ситуации, когда на некачественное экспертное заключение, а именно так во многих случаях выглядят судебные экспертизы в последнее время, пишутся такие же некачественные рецензии. Причем ни эксперты, ни рецензенты за свою недобросовестность никакой ответственности не несут. Статья 307 Уголовного кодекса Российской Федерации давно перестала быть реально работающей в силу невозможности доказывания умысла лица, обладающего специальными знаниями.

Рецензии с аналогичными замечаниями не редкость в судебной практике, о чем свидетельствует ее анализ. Так, например, суд апелляционной инстанции не принял рецензию во внимание, поскольку там приводятся следующие замечания: «не выполнено постраничное визирование, не указаны справочные материалы с полным наименованием их реквизитов и др.»3, которые совсем не колеблют обоснованность и достоверность выводов. Или: в обоснование отклонения рецензии суд указывает, что недостатки, изложенные в ней, «носят общий характер, в отсутствие указания конкретных нарушений не могут быть приняты во внимание»4, в другом случае — рецензия «содержит замечания редакционного характера»5. То есть существенных нарушений — экспертных ошибок, влияющих на обоснованность и до стоверность вывода, рецензенты не выявили. Соответственно, суды соверш енно обоснованно не принимают такие рецензии во внимание. Возникает закономерный вопрос: нужны ли подобные рецензии в судопроизводстве? Они направлены на отвлечение внимания и затягивание процесса для суда, а также увеличение финансовых издержек для сторон. Их деструктивный характер очевиден.3Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 26.07.17 по делу №А53-13174/2015.4Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 10.03.17 по делу №А32-1221/2015.5Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 03.07.15 по делу №А09-2226/2013.

В качестве довода для отклонения рецензий суды приводят различные основания, например: отсутствие у рецензии правового статуса6, отсутствие в законодательстве возможности оспаривания экспертного заключения рецензией7, отсутствие предупреждения рецензента об уголовной ответственности8.6Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 09.06.17 по делу №А19-8862/2014.7Определение Московского городского суда от 03.02.17 №4г-0686/2017.8Апелляционное определение Московского городского суда от 24.01.17 по делу №33-2561/2017.

Действительно, процессуальное законодательство не знает такого источника доказательств, как рецензия, и это пробел, который необходимо восполнять. В судопроизводство она должна представляться в качестве иного документа (в цивилистическом процессе) или заключения специалиста (в уголовном).

В соответствии с правилами оценки доказательств суд оценивает каждое доказательство с точки зрения наличия доказательственных свойств (относимости, допустимости, достоверности). Если иной документ — рецензия — содержит достаточные основания для сомнений в наличии доказательственных свойств у заключения эксперта (допустимости и достоверности), суд ее должен использовать. Вполне естественным является отсутствие предупреждения рецензента об уголовной ответственности в силу обращения к нему не судом, а стороной.

Среди оснований непринятия рецензии во внимание в судебной практике имеется и такое: рецензия сделана по заказу стороны и оплачена ею9.9Постановление Арбитражного суда Московского округа от 10.07.15 по делу №А40-116226/13.

Заметим, что стороны в цивилистическом процессе сами собирают и представляют доказательственную базу, поэтому самостоятельное обращение к лицу, обладающему специальными знаниями (даже за финансовое вознаграждение последнего), является их законным правом. Таким образом, часть оснований для отклонения рецензии не являются процессуально необоснованными.

Однако «потерять» рецензиров ание как возможность помощи суду и стороне в оценке заключения эксперта на сегодняшний день было бы преждевременно. Судебная система совершенно не готова к предоставлению квалифицированных экспертных услуг. Но в свете сегодняшней тенденции именно к этому мы и можем прийти.

Анализ судебной практики свидетельствует и о частных ситуациях, когда представляемые рецензии выполняют свою основную функцию — помощь в объективной оценке заключения эксперта компетентным и высокопрофессиональным специалистом. Например, при рецензировании судебной землеустроительной экспертизы было выявлено, что для установления границ водоохранной зоны и прибрежной защитной полосы моря была использована карта, имеющая существенные погрешности при определении координат характерных точек границ наложений земельных участков, а также при проведении экспертизы не были учтены величины изменения береговой линии10. Выявленные деятельностные экспертные ошибки являются существенными и влияющими на сделанный вывод, в связи с чем в данном случае суд при вынесении решения заключение эксперта не использовал. В подобных ситуациях рецензия незаменима и весьма конструктивна.10Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 27.06.16 по делу №А51-10943/2014.

Таким образом, с одной стороны, существует проблема качественности оказываемых экспертных услуг, с другой — качественности рецензий. Повсеместное и полное игнорирование судом представляемых рецензий на сегодняшний день преждевременно и недопустимо.

Считаем, что разрешение данной коллизии жизненно важно для нашего судопроизводства в целом, так как проблема получения достоверного доказательства — заключения эксперта — и возможности его оценки непосредственно влияет на исполнение правосудия в нашей стране, защиту прав и законных интересов граждан и юридических лиц.

Несомненно, выход из этой очень неприятной ситуации должен быть комплексным, предусматривающим как процессуальную регламентацию, так и меры организационного и методического характера11.1111 Подробнее см.: Жижина М. В. Теория и практика применения современной криминалистики в цивилистическом процессе: дис. ... докт. юрид. наук. М., 2017.

В процессуальном обновлении нуждается перечень доказательств в плане введения в его состав рецензии специалиста, к которому за соответствующим анализом должен иметь возможность обратиться и суд. Необходимо навести порядок в сфере негосударственной судебно-экспертной деятельности, предоставить возможность государственным судебно-экспертным учреждениям осуществлять рецензирование экспертных заключений; структура рецензии также требует методической разработки.

В ожидании же законодательных и иных новаций хочется воспользоваться трибуной уважаемого журнала и обратиться к читателям — практикующим судебным юристам: при выборе рецензента уделите особое внимание его практическому опыту, научному статусу и авторитету. Не «покупайте» рецензии у тех, кто согласен раскритиковать заключение эксперта, даже не изучив его. Это свидетельство полного непрофессионализма и отсутствия необходимых моральных качеств. Только вместе — судебные юристы и лица, обладающие специальными знаниями, — мы сможем вывести рецензирование на качественно новый уровень и заставить судебную практику принять этот необходимый инструмент доказывания.

При выборе рецензента следует уделить особое внимание его практическому опыту, научному статусу и авторитету.

Поделиться этой статьёй в социальных сетях:

Ещё из рубрики

Арбитражный процесс
Арбитражные споры № 2 (66) 2014
Оспаривание экспертного заключения в арбитражном (гражданском) процессе
25.03.2014
Судебная практика. Анализ
Арбитражные споры № 2 (38) 2007
Обзор судебной практики взыскания судебных расходов на оплату услуг представителя
02.04.2007
Самое читаемое Оспаривание экспертного заключения в арбитражном (гражданском) процессе Реформа гражданского кодекса Российской Федерации: общий комментарий новелл обязательственного права Обзор судебной практики взыскания судебных расходов на оплату услуг представителя Об оспаривании наложенных в рамках исполнительного производства судебным приставом-исполнителем ареста на имущество, запрета на совершение регистрационных действий в отношении имущества Доминирующее положение хозяйствующего субъекта на товарном рынке Подтверждение полномочий представителя должника (банкрота) и арбитражного управляющего в судебном заседании Проблемы исполнения обязательств должника-банкрота третьим лицом или учредителем Судебная практика по делам, связанным с корректировкой таможенной стоимости товаров, с участием таможенных органов О некоторых особенностях судебных споров об исправлении реестровых ошибок Взыскание судебных расходов в разумных пределах

Чтобы сохранить список чтения

вам нужно

Войти

или

Зарегистрироваться
Наверх

Сообщение в компанию

Обратите внимание, что отправка ссылок в сообщении ограничена.

 
* — обязательное для заполнения поле

 

Получите демодоступ

На 3 дня для вас будет открыт доступ к двум последним выпускам журнала Арбитражные споры -
№ 4 (104) и № 1 (105)