Год подписки по цене полугодия - ПОДПИСАТЬСЯ

О способах защиты права в арбитражном суде

Шпачев Егор Владимирович Аспирант кафедры гражданского процесса юридического факультета Санкт-Петербургского государственного университета
Шпачева Татьяна Васильевна Судья Арбитражного суда Северо-Западного округа

Присуждение к исполнению обязанности в натуре

При применении в качестве способа защиты права присуждения к исполнению обязанности в натуре возникает ряд вопросов, в том числе: что представляет собой исполнение обязанности в натуре, в каких случаях можно использовать указанный способ, пределы его использования. Обычно под исполнением обязательства в натуре подразумевают обязание должника совершить определенные действия (оказание услуг, передачу вещи, выполнение работ) в силу связывающего стороны обязательства. С нашей точки зрения, исполнение обязанности в натуре – это исполнение той обязанности и тем способом, которые предусмотрены в обязательстве, то есть это понятие необходимо трактовать гораздо шире. Поэтому нельзя не замечать обязательств по передаче денег как средства оплаты товара, работ, услуг. Исполнение денежного обязательства в соответствии с условиями договора – это такое же исполнение обязанности в натуре. Например, обязанностью покупателя является уплата покупной цены продавцу или указанному им лицу. Свое обязательство покупатель исполняет путем совершения действий по перечислению безналичных денежных средств или по передаче наличных средств. Однако в любом случае должник совершает какое-то действие. Не случайно в статье 12 ГК РФ специально не выделен такой способ защиты права, как понуждение к исполнению денежного обязательства или взыскание денежной суммы. Представляется, что и обязание должника произвести оплату, и взыскание с него денежной суммы – это частные случаи понуждения к исполнению обязанности в натуре. В то же время следует признать, что взыскание денежной суммы (обязание должника их уплатить) и обязание передать вещи в значительной степени отличаются друг от друга. Если для взыскания денежной суммы в качестве задолженности по договору никаких специальных условий не требуется и не имеет значения наличие или отсутствие у должника необходимой суммы (при отсутствии денег на стадии исполнительного производства взыскание может быть обращено и на иное имущество), то для присуждения ответчика к исполнению иных обязательств (например, передать вещь, выполнить работу или оказать услугу) учитывают возможность исполнения.

Гораздо более предпочтительными являются иные предусмотренные законом способы защиты права. Так, если должник не исполняет обязательство изготовить и передать вещь в собственность, хозяйственное ведение или в оперативное управление, либо передать вещь в пользование, или выполнить работу, или оказать услугу, то кредитор по общему правилу вправе поручить выполнение обязательства третьему лицу за разумную цену либо выполнить такое обязательство своими силами с отнесением на должника соответствующих расходов (статья 397 ГК РФ). В то же время, как указано в вышеназванной норме Кодекса, такое право у кредитора имеется, если иное не вытекает из закона, иных правовых актов, договора или существа обязательства. Представляется, что иное из договора может вытекать лишь в случае, когда в договоре существует прямой запрет.

Как правильно отмечается в различных публикациях*, применение способов защиты, направленных на принудительное удовлетворение интереса управомоченного в действии иного лица, достаточно затруднительно. * Ломидзе О. Г. Вестник ВАС РФ № 10/2005. С. 138.

Действительно, судебно-арбитражная практика при обязании должника совершить определенное действие, в том числе по передаче имущества, учитывает возможность исполнения.

Присуждение к исполнению обязанности в натуре как способ защиты в его традиционном понимании, как впрочем и любой другой способ защиты, возможно использовать не всегда, а только в случае, если он соответствует существу правоотношения и возникшего из него обязательства и не противоречит закону. Требовать исполнения обязательства в натуре возможно лишь в рамках существующего обязательства и до тех пор, пока оно существует. Традиционно договоры делятся на консенсуальные и реальные, а особенностью последних является то, что для их заключения требуется передача имущества. Пока имущество не передано – договор не заключен, и поэтому обязательство не возникло. Из этого следует невозможность использования такого способа защиты права, как обязании исполнить обязательство в натуре в виде передачи имущества по реальному договору. В то же время по консенсуальному договору такая возможность имеется. Так, арендатор вправе обязать арендодателя, не исполнившего обязательство по передаче предмета аренды, к исполнению такой обязанности. Однако нельзя умолчать о не слишком большой перспективности подобного требования, поскольку исполнить решение суда будет затруднительно. Природа обязательства, в рамках которого должник должен совершить какое-то действие, а также Закон об исполнительном производстве не предусматривают совершение каких-либо насильственных действий по отобранию имущества в этом случае. Все, что можно сделать при принудительном исполнении решения суда об обязании ответчика совершить определенные действия – это штрафовать его за неисполнение и назначать новый срок, а потом опять штрафовать.

Требование исполнения обязательства в натуре, если под ним понимать лишь обязание ответчика совершить определенные действия, – достаточно специфический способ защиты права, и его применение возможно лишь в случае, если закон либо прямо предусматривает такой способ, либо его использование не противоречит существу правоотношения.

Приведем примеры невозможности требовать исполнения обязанности в натуре.

Заключение консенсуального договора безвозмездного пользования (ссуды) еще не означает право ссудополучателя потребовать исполнения обязательства по передаче вещи. Такой вывод следует из статьи 692 ГК РФ, которая предусматривает, что в случае непередачи вещи ссудополучатель вправе потребовать расторжения договора безвозмездного пользования и возмещения понесенного реального ущерба. Можно ли при этом утверждать, что названной статьей предусмотрен лишь один из возможных способов защиты, а такой способ, как присуждение к исполнению обязанности в натуре путем обязания передать вещь, можно использовать исходя из статьи 12 ГК РФ? Представляется, что такое мнение противоречит статье 398 ГК РФ, которая одним из условий возможности требовать отобрания вещи у должника и передачи ее кредитору называет возмездное пользование.

Требование исполнения обязательства в натуре — достаточно специфический способ защиты права,и его применение возможно лишь в случае, если закон либо прямо предусматривает такой способ,либо его использование не противоречит существу правоотношения.

Другой пример. Арендатор, надлежащим образом исполнявший свои обязанности, по истечении срока действия договора аренды имеет при прочих равных условиях преимущественное право перед другими лицами на заключение договора аренды на новый срок (статья 621 ГК РФ). Однако защитить свое право с помощью иска об обязании арендодателя заключить с ним договор аренды на новый срок он не может, поскольку такой способ нарушал бы право собственности арендодателя, который, возможно, и не желает в дальнейшем сдавать имущество в аренду. Кроме того, использование законодателем такого словосочетания, как «преимущественное право перед другими лицами», означает возникновение права на защиту только при появлении таких других лиц, которым арендодатель передает это имущество, причем, как предусмотрено в абзаце 3 пункта 1 статьи 621 ГК РФ, не просто передает, но передает по договору аренды. Поэтому свое преимущественное право на заключение договора аренды арендатор может защитить лишь с помощью иска о переводе на себя прав и обязанностей по заключенному новому договору аренды, что прямо предусмотрено в статье 621 ГК РФ. В подтверждение этого можно сослаться на постановление Президиума ВАС РФ от 19.07.05 № 3440/05.

Если поставщик не поставил товар в определенный период, то он обязан восполнить недопоставку в следующем периоде (пункт 1 статьи 511 ГК РФ). Следовательно, ничто не мешает покупателю предъявить требование об обязании допоставить товар, если поставщик свою недопоставку не восполняет. Однако из смысла пункта 1 статьи 511 ГК РФ следует, что такая обязанность по восполнению недопоставки существует лишь в пределах срока действия договора поставки. Следовательно, если поставка произведена не полностью, но срок действия договора истек, то требование покупателя об исполнении обязанности в натуре не может быть удовлетворено не потому, что у поставщика товар отсутствует (он, кстати, может и присутствовать), а потому, что характер существующих правоотношений в рамках поставки не позволяет обязать поставщика произвести поставку после истечения срока действия договора, если иное в договоре не предусмотрено. Таким образом, в этом случае покупатель может воспользоваться иными способами защиты, например, универсальным способом – взыскание убытков. Если поставка оплачена, но не произведена, то покупатель в этом случае вправе также взыскать проценты за пользование денежными средствами в соответствии с требованиями пункта 4 статьи 487 ГК РФ. Причем для взыскания процентов не имеет значения, что срок действия договора поставки истек, то есть взысканию процентов не препятствует формулировка пункта 1 статьи 511 ГК РФ. В постановлении Президиума ВАС РФ от 08.11.05 № 8233/05 отмечается, что из содержания и смысла статей 487 и 511 ГК РФ не следует, что указанные нормы носят взаимоисключающий характер.

Истребовать (обязать передать) индивидуально-определенную вещь в соответствии с обязательством возможно лишь до ее передачи третьему лицу, имеющему на нее право собственности, хозяйственного ведения или оперативного управления (статья 398 ГК РФ). Представляется, что вышеуказанное правило необходимо толковать расширительно и применять его и к иным случаям отсутствия у должника индивидуально-определенной вещи (например, вещь утрачена).

По смыслу статей 396 и 397 ГК РФ требовать исполнения обязательства в натуре возможно лишь в случае ненадлежащего исполнения обязательства, которое следует отличать от неисполнения. В последнем случае кредитор лишается подобного права, но может воспользоваться иными способами. Например, по договору подряда не исполнено обязательство по изготовлению и передаче вещи (подрядчик к работе вообще не приступал или выполнил, но результат не передал). Это означает невозможность требовать исполнения обязательства в натуре путем обязания подрядчика выполнить работу и передать ее результат заказчику. Если же обязательство подрядчиком выполнено ненадлежащим образом, например, результат работ не соответствует по качеству необходимому, то заказчик вправе потребовать безвомездного устранения недостатков в разумный срок (статья 723 ГК РФ).

Отменяя состоявшиеся по делу судебные акты об удовлетворении иска о понуждении к исполнению обязанности в натуре по передаче родовых вещей, Президиум ВАС РФ указал на неисследованность вопроса о наличии у ответчика реальной возможности исполнить это обязательство (постановление Президиума ВАС РФ от 24.06.03 № 3260/03).

В другом случае Президиум ВАС РФ отменил судебные акты, отметив, что суды не определили порядок, механизм, сроки исполнения обязательства в натуре, не выяснили возможность реального исполнения принятых ими решений исходя из положений ФЗ «Об исполнительном производстве» и возможности реальной защиты оспариваемых или нарушенных прав сторон при выборе в данном конкретном случае такого способа защиты права, как присуждение к исполнению обязанности в натуре (постановление Президиума ВАС РФ от 07.03.2000 № 3486/99). Аналогичная мотивировка приведена Президиумом ВАС РФ в постановлениях от 03.12.02 № 3782/97, от 23.02.99 № 5033/98 и от 08.02.02 № 2478/01.

Возмещение убытков

Возмещение убытков является универсальным способом защиты нарушенного права, и поэтому его можно использовать практически всегда, когда иным способом добиться защиты невозможно. Допустим, покупатель приобрел имущество, однако продавец его не передает. Если это имущество индивидуально-определенное и находится у продавца, то возможно предъявление иска об истребовании имущества (следует отличать его от виндикационного иска, предъявляемого при отсутствии обязательственных отношений). Иск в данном случае будет основан на статье 398 ГК РФ, предусматривающей право требовать отобрания вещи у должника и передачи ее кредитору. Однако нельзя забывать, что право требования не может быть реализовано, если вещь уже передана иному лицу, у которого возникло на нее вещное право. В этом последнем случае покупатель может защитить свое нарушенное право с помощью иска о возмещении убытков.

Иск о возмещении убытков возможно предъявить, если продавец отказывается передать покупателю имущество, не являющееся индивидуально-определенным, поскольку можно требовать отобрания не любого имущества, но только индивидуально-определенной вещи (пункт 2 статьи 463, статья 398 ГК РФ). Президиум ВАС РФ в остановлении от 01.03.05 № 8815/04 указал, что бездокументарные ценные бумаги, приобретенные по договору купли-продажи акций, не были каким-либо образом индивидуализированы и поэтому отсутствуют основания для их изъятия у продавца на основании статьи 398 ГК РФ.

Необходимо отличать убытки, причиненные в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства (статья 393 ГК РФ), и убытки (возмещение убытков) как способ возмещения внедоговорного вреда (статья 1064 ГК РФ). Если в первом случае истец состоит с должником в обязательственных правоотношениях, подтверждением чему обычно является договор, и должен доказать свои убытки и то, что они причинены должником (ответчиком по делу) в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения предписываемых ему договором обязанностей, то при взыскании внедоговорных убытков по общему правилу необходима вина правонарушителя. Впрочем, отсутствие своей вины доказывает последний. Следует отметить, что при обращении с иском о взыскании внедоговорных убытков истец должен доказать суду их наличие, противоправность действий(бездействия) ответчика и причинную связь между убытками и такими действиями (бездействием). Именно ответчик должен доказать отсутствие своей вины, если ответственность строится на началах вины.

Возмещение убытков является универсальным способом защиты нарушенного права.

При взыскании убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства при осуществлении предпринимательской деятельности, наличие или отсутствие вины вообще не имеет правового значения, поскольку только непреодолимая сила освобождает причинителя убытков от ответственности (пункт 3 статьи 401 ГК РФ). Не любая экономическая деятельность является предпринимательской, поэтому обязательства государственного учреждения или государственного органа в судебно-арбитражной практике зачастую не рассматриваются как возникшие из предпринимательской деятельности.

Наличие между сторонами договора не исключает саму возможность того, что убытки могут быть причинены ответчиком, но не в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения им договорного обязательства. Допустим, оказывая услуги, исполнитель повредил принадлежащее заказчику имущество. В этом случае, хотя стороны и связывает договор возмездного оказания услуг, но убытки причинены не в результате неисполнения (ненадлежащего исполнения) обязательства из такого договора.

Один из случаев, когда для взыскания внедоговорных убытков наличие вины не требуется – это ответственность владельца источника повышенной опасности (статья 1079 ГК РФ). Вслед за теорией на практике под источниками повышенной опасности подразумевают как непосредственно деятельность, связанную с повышенной опасностью для окружающих, так и сами объекты (например, автомашину).

Следует обратить внимание, что вред, причиненный в результате взаимодействия источников повышенной опасности их владельцам, возмещается на общих основаниях, то есть на принципах вины (пункт 3 статьи 1079 ГК РФ). Отсутствуют какие-либо специальные рекомендации ВАС РФ, а также постановления Президиума ВАС РФ по конкретным делам, в которых рассматривались бы ситуации взаимодействия нескольких источников повышенной опасности при условии их взаимной виновности. Поэтому если вред причинен в результате взаимодействия источников повышенной опасности, а потерпевшим является третье лицо, либо необходимо распределить ответственность между самими владельцами источников повышенной опасности при наличии вины нескольких таких источников, возможно использовать подходы, предложенные в пункте 20 постановления Пленума ВС РФ от 28.04.94 № 3 «О судебной практике по делам о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья».

При взыскании убытков необходимо помнить, что на сумму убытков проценты по статье 395 ГК РФ не начисляются.

Начисление процентов за пользование чужими денежными средствами на сумму убытков не допускается, поскольку проценты, как и убытки, – вид ответственности за нарушение обязательства и по отношению к убыткам, так же как и неустойка, носят зачетный характер (постановление Президиума ВАС РФ от 22.05.07 № 420/07).

В соответствии со статьей 395 ГК РФ проценты за пользование чужими денежными средствами представляют собой ответственность за нарушение денежного обязательства. В силу главы 25 Кодекса убытки также являются формой ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение должником обязательства, следовательно, на сумму убытков проценты начислению не подлежат (постановление Президиума ВАС РФ от 18.03.03 № 10360/02).

Пленум ВС РФ и ВАС РФ в пункте 23 постановления от 08.10.98 № 13/14 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами» (далее – постановление Пленума ВС РФ и ВАС РФ от 08.10.98 № 13/14) указал, что в результате решения суда при возмещении вреда по правилам главы 60 ГК РФ путем возмещения убытков (стfnья 1082 ГК РФ) на стороне причинителя вреда возникает денежное обязательство по уплате определенных судом сумм. Поэтому с момента вступления такого решения в законную силу, если иной момент не указан в законе, на взысканную сумму при просрочке ее уплаты кредитор вправе начислить проценты на основании пункта 1 статьи 395 ГК РФ.

На сумму убытков проценты по статье 395 ГК РФ не начисляются.

Представляется, что подобное правило можно применять и в том случае, если взысканы убытки, причиненные в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства (статья 393 ГК РФ). То есть при взыскании убытков проценты по статье 395 ГК РФ не должны начисляться, но за период просрочки исполнения решения суда с момента вступления его в законную силу кредитор вправе такие проценты взыскать. К сожалению, отсутствует механизм, который позволял бы это сделать без вторичного обращения к суду.

Особым случаем взыскания убытков является взыскание их с казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования за вред, причиненный незаконными действиями (бездействием) государственных органов, органов местного самоуправления и должностных лиц, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту какого-либо акта публичной власти (статьи 16 и 1069 ГК РФ).

Необходимым условием такой ответственности является причинение убытков именно в сфере властно-распорядительной деятельности, а не обычной хозяйственной деятельности государственного органа. Убытки надо просить взыскать именно с казны публичноправового образования, а не за счет органа, выступающего в суде от имени казны (в силу пункта 10 статьи 158 БК РФ это распорядитель бюджетных средств), и не за счет бюджета. В силу статьи 214 ГК РФ казна состоит не только из средств бюджета, но из иного имущества, не закрепленного за государственными (муниципальными) предприятиями. Поэтому если взыскать убытки за счет бюджета, то тем самым можно безосновательно ограничить источник исполнения подобного судебного решения. При обращении с соответствующим иском необходимо определить орган, являющийся распорядителем бюджетных средств. Впрочем, даже если истцу не удастся это сделать, то никаких неблагоприятных процессуальных последствий для него не должно наступить.

В пункте 12 постановления Пленума ВС РФ и ВАС РФ от 01.07.96 № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее – постановление Пленума ВС РФ и ВАС РФ от 01.07.96 № 6/8) содержится следующее разъяснение. Предъявление гражданином или юридическим лицом иска непосредственно к государственному органу или к органу местного самоуправления, допустившему соответствующее нарушение, не может служить основанием к отказу в принятии искового заявления либо к его возвращению без рассмотрения. В этом случае суд привлекает в качестве ответчика по делу соответствующий финансовый или иной управомоченный орган.

Пленум ВАС РФ в постановлении от 22.06.06 № 23 «О некоторых вопросах применения арбитражными судами норм Бюджетного кодекса Российской Федерации» указал, что согласно пункту 10 статьи 158 БК РФ в суде от имени Российской Федерации, субъекта Российской Федерации, муниципального образования по искам о возмещении вреда, причиненного незаконными решениями и действиями (бездействием) государственных органов (органов местного самоуправления) либо должностных лиц этих органов, а также по искам, предъявленным в порядке субсидиарной ответственности к публично-правовым образованиям по обязательствам созданных ими учреждений, выступает соответствующий главный распорядитель бюджетных средств, понятие которого дано в пункте 1 указанной статьи Кодекса. При принятии такого искового заявления к публично-правовому образованию суду следует исходить из того, что указание истцом в исковом заявлении органа, не являющегося соответствующим главным распорядителем бюджетных средств, не препятствует рассмотрению спора по существу. В данном случае суд при подготовке дела к судебному разбирательству должен выяснить, какой орган на основании пункта 10 статьи 158 БК РФ как главный распорядитель бюджетных средств должен выступить в суде от имени публично-правового образования, и надлежащим образом известить его о времени и месте судебного разбирательства. В том случае, если государственный (муниципальный) орган, являвшийся главным распорядителем бюджетных средств на момент возникновения спорных правоотношений, утратил соответствующий статус (в связи с передачей соответствующих полномочий иному органу или в связи с ликвидацией), в качестве представителя публичноправового образования надлежит привлекать орган, обладающий необходимыми полномочиями на момент рассмотрения дела в суде, а при отсутствии такового (в случае если соответствующие полномочия не переданы иному органу) – соответствующий финансовый орган публично-правового образования.

Необходимым условием привлечения к ответственности публично-правового образования за вред является незаконность действий (бездействия) решений или актов соответствующих органов или должностных лиц. Должно ли обращению с иском о взыскании убытков предшествовать судебное решение о признании таких действий или решений незаконными, или можно в одном исковом заявлении объединить эти требования (взыскание убытков и признание решения или действий незаконными)? Приведем судебно-арбитражную практику по этому вопросу.

Отвечая на вопрос о возможности соединения требования о признании ненормативного правового акта недействительным с требованием о возмещении на основании статьи 1069 ГК РФ вреда, причиненного изданием такого акта, Президиум ВАС РФ в Информационном письме от 22.12.05 № 99 «Об отдельных вопросах практики применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации» указал следующее.

Указание истцом в исковом заявлении органа, не являющегося соответствующим главным распорядителем бюджетных средств, не препятствует рассмотрению спора по существу.

В соответствии с частью 1 статьи 130 АПК РФ требование о признании ненормативного правового акта недействительным и требование о возмещении вреда, основанное на статье 1069 ГК РФ, могут быть соединены в одном исковом заявлении, если они связаны между собой по основаниям возникновения или представленным доказательствам, и к участию в деле привлечены соответственно государственный орган, орган местного самоуправления, должностное лицо этих органов, а также публично-правовое образование, ответственное за возмещение вреда. При необходимости дело может быть рассмотрено по правилам, предусмотренным статьей 160 АПК РФ (рассмотрение дела в раздельных заседаниях арбитражного суда).

Аналогичный подход применен Президиумом ВАС РФ при рассмотрении следующего дела.

Постановление Президиума ВАС РФ от 23.04.07 № 16196/06 Индивидуальный предприниматель Губанова Н. А. (далее – предприниматель) обратилась в Арбитражный суд города Москвы с требованиями о признании незаконными действий судебного пристава-исполнителя Называевского отдела Управления Федеральной службы судебных приставов по Омской области по изъятию продуктов питания и о взыскании с казны Российской Федерации в лице Министерства финансов Российской Федерации 16 236 руб. 83 коп. убытков от названных действий. Определением Арбитражного суда города Москвы от 27.04.06 заявление возвращено. Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 16.08.06 определение суда первой инстанции оставлено без изменения. Федеральный арбитражный суд Московского округа постановлением от 22.11.06 указанные судебные акты оставил без изменения.

Возвращая заявление, суды трех инстанций исходили из соединения предпринимателем в нарушение пункта 2 части 1 статьи 129 АПК РФ в одном исковом заявлении не связанных между собой и не относящихся к одной категории требований, предъявляемых к разным ответчикам, что повлекло несоблюдение правил о подсудности.

Президиум ВАС РФ отменил принятые по делу судебные акты и передал исковое заявление для принятия к производству и рассмотрения по существу в суд первой инстанции по следующим основаниям. В соответствии с частью 1 статьи 130 АПК РФ истец вправе соединить в одном заявлении несколько требований, связанных между собой по основаниям возникновения или представленным доказательствам. Требование об оспаривании действий судебного пристава-исполнителя и требование о возмещении на основании статьи 1069 ГК РФ вреда, причиненного оспариваемыми действиями судебного пристава-исполнителя, имеют одно основание возникновения – инициированную заинтересованным лицом проверку действий на соответствие закону. Установление незаконности действий влечет применение ответственности – взыскание убытков. Таким образом, применение ответственности производно от результата оценки действий, что указывает на связанность требований о них. В обоснование обоих требований предпринимателем представлены одни и те же доказательства. Поэтому названные требования должны рассматриваться арбитражным судом по общим правилам искового производства, но к требованию об оспаривании действий судебного пристава-исполнителя дополнительно применяются особенности, установленные главой 24 АПК РФ (часть 1 статьи 197 Кодекса). Для учета особенностей соединенных требований предусмотрена возможность рассмотрения их в раздельных заседаниях арбитражного суда (статья 160 Кодекса). Данные положения АПК РФ позволяли предпринимателю соединить требования об оспаривании действий судебного пристава-исполнителя и о возмещении вреда от его действий в одном заявлении. Вместе с тем одновременное обращение с такими требованиями должно производиться с соблюдением правил о подсудности.

Согласно части 6 статьи 38 АПК РФ заявление об оспаривании действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя подается в арбитражный суд по месту нахождения судебного пристава-исполнителя. Соединение названного заявления с требованием о возмещении вреда не может изменить установленной законом исключительной подсудности, поэтому оба требования подлежат рассмотрению в арбитражном суде по месту нахождения судебного пристава-исполнителя, то есть в Арбитражном суде Омской области. Вопрос о лице, ответственном от имени казны Российской Федерации за вред, причиненный действиями судебного пристава исполнителя, к стадии принятия к производству заявления не относится, а рассматривается на стадии судебного разбирательства, в связи с чем имеющее место, по мнению Федеральной службы судебных приставов, указание предпринимателем ненадлежащего ответчика по требованию о возмещении вреда не может повлиять на принятие данного заявления к рассмотрению арбитражного суда.

Интересным, но практически неразрешенным, является вопрос о том, допустимо ли заменить установленный законом специальный порядок возмещения (например, по статье 78 НК РФ налогоплательщик вправе потребовать возврата излишне уплаченного налога) требованием о взыскании убытков по статьям 16 и 1069 ГК РФ?

Представляется, что в отсутствие специальных разъяснений по этой теме не следует ставить вопрос о взыскании убытков там, где решение возможно с помощью иного способа. Поскольку законом (в данном случае статьей 79 НК РФ) предусмотрен порядок возмещения излишне уплаченного налога, а также возможность обращения в суд с иском о его возврате в течение трех лет со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о факте излишнего взыскания налога, то именно с помощью подобного иска, подлежащего рассмотрению в порядке главы 22 АПК РФ, и нужно защищать свое право. Не следует в этом случае обращаться с исковым заявлением о взыскании убытков на основании статей 16 и 1069 ГК РФ, тем более что при применении этих норм права на сумму убытков нельзя будет взыскать проценты по статье 395 ГК РФ, в то время как статья 79 НК РФ допускает начисление процентов.

Понесенные по делу судебные расходы нельзя взыскать в качестве убытков – из такого утверждения исходил Президиум ВАС РФ при рассмотрении заявления Государственного таможенного комитета Российской Федерации о пересмотре в порядке надзора постановления Федерального арбитражного суда Московского округа по делу № А40-4054/02-96-241 (постановление Президиума ВАС РФ от 18.11.03 № 10734/03).

При рассмотрении дела суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что требуемые обществом денежные суммы относятся к категории судебных расходов, возмещаемых в соответствии со статьей 110 АПК РФ, и не могут быть предъявлены ко взысканию путем подачи отдельного иска. В силу статьи 112 АПК РФ вопросы распределения судебных расходов разрешаются арбитражным судом, рассматривающим дело, в судебном акте, которым заканчивается рассмотрение дела по существу, или в определении. Следовательно, суд первой инстанции обоснованно указал, что поскольку по делу, в котором истец понес судебные расходы в виде оплаты юридических услуг, вопрос об их возмещении не рассматривался, он вправе в рамках этого дела обратиться с соответствующим заявлением о взыскании понесенных расходов – такой вывод содержится в Информационном письме Президиума ВАС РФ от 05.12.07 № 121 «Обзор судебной практики по вопросам, связанным с распределением между сторонами судебных расходов на оплату услуг адвокатов и иных лиц, выступающих в качестве представителей в арбитражных судах». В данном случае суд первой инстанции, правильность позиции которого признана, прекратил производство по делу, возбужденному по иску о возмещении убытков, на основании пункта 1 части 1 статьи 150 АПК РФ.

Таким образом, судебные расходы подлежат взысканию в соответствии с главой 9 АПК РФ. Если вопрос о взыскании судебных расходов не изучался при рассмотрении дела по существу, то заинтересованное лицо вправе обратиться к суду с соответствующим заявлением (не иском о возмещении убытков), которое может быть рассмотрено и после того, как по делу принято решение и состоялись апелляционное и кассационное слушания. Данное заявление рассматривается судом в рамках того дела, по которому взыскиваются судебные расходы.

Понесенные по делу судебные расходы нельзя взыскать в качестве убытков.

Как указано в Информационном письме от 05.12.07 № 121, если суд апелляционной (кассационной) инстанций не разрешил вопрос о распределении судебных расходов на оплату услуг представителя, понесенных в связи с рассмотрением дела в соответствующей инстанции, заявление о распределении указанных расходов может быть подано в суд первой инстанции («может быть подано» означает «должно подаваться»).

Взыскание задолженности по договору

Такой способ защиты права прямо не назван в статье 12 ГК РФ, однако в судебно-арбитражной практике широко применяется.

Обычно взыскание задолженности по договору не рассматривают как присуждение к исполнению обязанности в натуре, поскольку под последним традиционно рассматривается лишь требование, не связанное со взысканием или передачей денег. Нам представляется это не совсем правильным, поскольку присуждение к исполнению обязанности в натуре – это понуждение к той обязанности, которая следует из обязательства. Если обязательство состоит в уплате денежной суммы, то требуя такой уплаты, кредитор фактически понуждает должника к исполнению обязанности в натуре. Если с таким подходом не соглашаться, то взыскание задолженности по договору можно рассматривать как восстановление положения, существовавшего до нарушения права, поскольку все остальные способы, перечисленные в статье 12 ГК РФ, явно не подходят.

Рассмотрим некоторые практические аспекты такого взыскания на основании складывающейся судебно-арбитражной практики.

Задолженность по договору можно взыскать всегда в пределах срока исковой давности, а если ответчик не заявит о применении такого срока, то и по его истечении. Если товар передан, работы выполнены, услуги оказаны, то на стороне получателя возникает денежное обязательство, которое может быть прекращено лишь по основаниям, указанным в законе (статьи 408–419 ГК РФ), либо переведено на другое лицо в связи с переводом долга. Расторжение договора, в рамках которого возникло денежное обязательство по оплате задолженности, не имеет правового значения для ее взыскания. Не имеет такого значения и истечение срока действия договора.

Иначе говоря, возможность взыскания задолженности не зависит от истечения срока действия договора или его расторжения.

Денежную задолженность по договору не следует именовать убытками, поскольку под убытками понимают какие-то дополнительные потери, в то время как денежная сумма за услуги, проданный товар и т. д. (задолженность по договору) должна быть оплачена при нормальном положении. Если рассматривать задолженность по договору в качестве убытков кредитора, то на эту сумму невозможно будет начислить проценты за пользование чужими денежными средствами по статье 395 ГК РФ. Возможность начисления процентов по статье 395 ГК РФ за переданные товары, выполненные работы, оказанные услуги предусмотрена в пункте 50 постановления Пленума ВС РФ и ВАС РФ от 01.07.96 № 6/8 и пункте 6 постановления Пленума ВС РФ и ВАС РФ от 08.10.98 № 13/14.

Возможность взыскания задолженности не зависит от истечения срока действия договора или его расторжения.

Взыскание процентов по статье 395 гк рф или неустойки при неисполнении денежного обязательства

Как правило, если есть неисполненное денежное обязательство, то присутствует и просрочка его исполнения. В этом случае истец вправе взыскать проценты за пользование денежными средствами по статье 395 ГК РФ либо предусмотренную договором или законом неустойку. По смыслу пункта 6 постановления Пленума ВС РФ и ВАС РФ от 08.10.98 № 13/14 может взыскиваться либо неустойка (пени) или процент, причем право выбора принадлежит истцу.

Следует помнить о невозможности одновременного взыскания того и другого. Если договор предусматривает за неисполнение обязательства возможность уплаты неустойки (обычно в виде пеней), и такой размер будет больше, чем размер процентов, исчисленных по статье 395 ГК РФ, то целесообразно взыскивать договорную неустойку. Впрочем, следует отметить, что арбитражные суды склонны применять статью 333 ГК РФ и на ее основании уменьшать размер неустойки даже при отсутствии соответствующего ходатайства ответчика. Признается, что можно уменьшить не только договорную, но и законную неустойку. Возражения ответчика против взыскания неустойки или процентов за пользование чужими денежными средствами в связи с отсутствием вины в неисполнении обязательства не имеют правовой основы в силу того, что только непреодолимая сила освобождает лицо при осуществлении предпринимательской деятельности от ответственности (пункт 3 статьи 401 ГК РФ).

Подобная дилемма – взыскать договорную неустойку или проценты за пользование чужими денежными средствами – имеется лишь тогда, когда на стороне должника возникло денежное обязательство, то есть обязательство по уплате денег. При этом истечение срока действия договора или его расторжение не имеет правового значения, поскольку с прекращением договора денежное обязательство не прекращается. В то же время для взыскания договорной неустойки надо четко уяснить, что договор такую неустойку предусматривает.

В качестве примера неправильно выбранной позиции можно привести следующее дело.

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 24.03.08

Между ООО «Баррель» (поставщик) и ООО «Бетон-Центр» (покупатель) заключен договор поставки цемента на условиях предварительной 100% оплаты. Пунктом 7.4 договора предусмотрена ответственность сторон за нарушение сроков исполнения обязательств, предусмотренных договором, в размере 0,1% от суммы несвоевременно исполненного обязательства за каждый день просрочки. Поставщик поставил товар без предварительной оплаты и обратился в арбитражный суд с иском о взыскании с покупателя задолженности по оплате товара и неустойки в размере 0,1% за каждый день просрочки оплаты полученного товара. В процессе рассмотрения дела основная задолженность за поставленный цемент была погашена, и поэтому в споре осталось лишь требование в части взыскания неустойки. Суд в удовлетворении иска отказал, с чем согласились и суды апелляционной и кассационной инстанций. Основной мотив отказа в иске заключался в том, что истцом нарушены условия договора, поскольку произведена поставка цемента без предварительной оплаты. ФАС Северо-Западного округа, соглашаясь с судебными актами, указал на то, что договор не предусматривает ответственности за нарушение срока оплаты товара, поставленного вопреки условиям договора без предварительной оплаты.

К этому можно добавить, что договор и не может предусматривать такой ответственности, поскольку само обязательство по передаче товара возникает лишь после его предварительой оплаты. Заключенный между сторонами договор не предусматривает срока оплаты товара, поставленного без предварительной оплаты, поэтому нельзя взыскать и договоренную неустойку.

С прекращением договора денежное обязательство не прекращается.

В такой ситуации поставщику следовало избратьиной способ защиты и взыскивать не договорную неустойку, а предусмотренные статьей 486 ГК РФ проценты за пользование чужими денежными средствами.

Пленум ВАС РФ разъяснил, что когда срок оплаты товара соглашением сторон не определен, покупатель должен оплатить товар непосредственно после получения, и просрочка с его стороны наступает по истечении предусмотренного законом или в установленном им порядке срока на осуществление банковского перевода, исчисляемого со дня, следующего за днем получения товара покупателем (получателем). Конкретный срок проведения расчетных операций применительно к различным формам расчетов должен быть определен Центральным банком Российской Федерации, но предельный срок не должен превышать двух операционных дней в пределах одного субъекта Российской Федерации (пункт 16 постановления Пленума ВАС РФ от 22.10.97 № 18 «О некоторых вопросах, связанных с применением положений Гражданского кодекса Российской Федерации»).

Для расчета процентов, а также пеней берется лишь денежная задолженность без налога на добавленную стоимость. Проценты можно взыскивать и на будущее время до исполнения денежного обязательства, на что обращено внимание в пункте 51 постановления Пленума ВС РФ и ВАС РФ от 01.07.96 № 6/8, хотя на практике это редко применяется, поскольку сами истцы свои требования таким образом не формулируют. Обычно рассчитывают проценты за пользование денежными средствами на определенный день, а затем обращаются с новым иском о взыскании процентов за другой период.

Для расчета процентов за пользование денежными средствами можно использовать следующую формулу: сумма долга (без НДС) делится на 360, умножается на количество дней просрочки, делится на 100 и умножается на размер ставки рефинансирования Центрального Банка.

Если взыскиваются проценты по исполненному денежному обязательству, то берется ставка рефинансирования на день его исполнения. Если проценты взыскиваются по неисполненному обязательству (например вместе с задолженностью), то право выбора размера ставки принадлежит суду (на день предъявления иска или вынесения решения).

Не следует также забывать, что проценты по статье 395 ГК РФ начисляются лишь в том случае, если просрочено именно денежное обязательство, а не обязательство по передаче товара, услуг. В последнем случае надлежащим способом защиты права может являться исполнение обязательства в натуре либо, как дилемма, возмещение убытков.

На убытки проценты по статье 395 ГК РФ не начисляются, о чем уже указывалось выше.

Проценты на неосновательно полученную денежную сумму по ничтожному договору начисляются за весь период пользования такой суммой (постановление Президиума ВАС РФ от 16.09.97 № 2151/97).

Проценты за пользование чужими денежными средствами можно взыскивать во всех случаях, когда на стороне ответчика возникло денежное обязательство за переданный товар, выполненную работу, оказанную услугу вне зависимости от наличия договорных отношений, а также при неосновательном получении ответчиком денежных средств.

Взысканию процентов за пользование чужими денежными средствами посвящено постановление Пленума ВС РФ и ВАС РФ от 08.10.98 № 13/14, а также пункты 50–52 постановления Пленума ВС РФ и ВАС РФ от 01.07.96 № 6/8.

Привлечение к субсидиарной ответственности собственника имущества учреждения

Следует объяснить, почему мы останавливаемся на вопросе привлечения к субсидиарной ответственности только собственника, а не рассматриваем проблему шире и не говорим о субсидиарной ответственности вообще. Дело в том, что именно в этом вопросе имеются особенности. Общее правило, предусмотренное статьей 399 ГК РФ и заключающееся в том, что для иска к субсидиарному должнику достаточно предъявления требования к основному должнику и неполучения от него в разумный срок удовлетворения, в данном случае не применяется.

Подобный вывод следует из разъяснений ВАС РФ.

При разрешении вопроса о привлечении собственника имущества учреждения к субсидиарной ответственности по долгам учреждения судам необходимо иметь в виду следующее. В соответствии со статьей 120 ГК РФ собственник имущества учреждения несет субсидиарную ответственность по его обязательствам только при недостаточности у учреждения находящихся в его распоряжении денежных средств. В связи с этим ответственность собственника имущества учреждения является особым видом субсидиарной ответственности, на который общие нормы о субсидиарной ответственности, установленные статьей 399 ГК РФ, распространяются с особенностями, установленными статьей 120 Кодекса. Особенность такой ответственности состоит в том, что собственник имущества учреждения не может быть привлечен к ответственности без предъявления в суд искового требования к основному должнику. Поэтому в случае предъявления кредитором иска о взыскании задолженности учреждения непосредственно к субсидиарному должнику без предъявления иска к учреждению суд на основании пункта 2 статьи 46 АПК РФ должен предложить кредитору привлечь основного должника к участию в деле в качестве другого ответчика. При несогласии истца с этим предложением суд, руководствуясь абзацем вторым части 2 статьи 46 АПК РФ, по своей инициативе привлекает основного должника к участию в деле в качестве другого ответчика. При этом суду надлежит исходить из того, что статья 120 ГК РФ является той нормой федерального закона, из смысла которой вытекает обязательное участие в деле другого ответчика. При удовлетворении судом иска кредитора о взыскании задолженности учреждения, предъявленного одновременно к учреждению и субсидиарному должнику, в резолютивной части решения следует указать на взыскание суммы задолженности с учреждения (основного должника), а при недостаточности денежных средств учреждения – с собственника его имущества (субсидиарного должника) (пункт 4 постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.06 № 21 «О некоторых вопросах практики рассмотрения арбитражными судами споров с участием государственных и муниципальных учреждений, связанных с применением статьи 120 ГК РФ»).

Собственник имущества учреждения не может быть привлечен к ответственности без предъявления в суд искового требования к основному должнику.

Исходя из вышеприведенного разъяснения, истец может выбрать два варианта поведения: сначала предъявить иск к основному должнику, а при неисполнении решения о взыскании с него денежной суммы – иск к субсидиарному должнику; либо предъявить иск непосредственно к основному и субсидиарному должникам. Последний вариант представляется более предпочтительным, поскольку он ускоряет взыскание. По вопросу о том, как правильно определить субсидиарного должника по долгам учреждения, необходимо обратиться к вышеназванному постановлению Пленума ВАС РФ.

Неприменение акта государственного органа или органа местного самоуправления, противоречащего закону

Неприменение акта государственного органа или органа местного самоуправления, противоречащего закону, хотя и названо в статье 12 ГК РФ в числе прочих способов защиты гражданских прав, в действительности таковым не является. Не применить акт публичной власти может лишь суд, тогда как у заинтересованного лица нет права обратиться в суд с требованием о его неприменении. В то же время это лицо вполне может в своей хозяйственной деятельности игнорировать акт публичной власти, если он противоречит закону. Другое дело, что более правильным будет не просто его игнорировать, но обратиться в суд с требованием о признании акта недействительным.

Следует также отметить, что хотя истцу и не предоставлено право прямо заявить требование о неприменении незаконного акта публичной власти, опосредованно он может об этом просить, например, путем указания в исковом заявлении или в отзыве на исковое заявлении на то, что акт противоречит закону и поэтому не должен судом применяться. Подобное указание совсем не лишнее, поскольку при его отсутствии велика вероятность, что суд будет исходить из действительности акта и просто не станет его оценивать. Вообще в судебных актах нечасто можно найти ссылки на то, что суд не применяет акт, противоречащий закону. Считается, что существует специальная процедура для оспаривания акта, и пока он не признан недействительным, следует им руководствоваться. По вопросу неприменения актов публичной власти можно привести немногочисленную практику.

Так, в пункте 21 постановления Пленума ВАС РФ от 25.02.98 № 8 «О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» указывается, что независимо от того, предъявлено ли требование о признании акта государственного органа или органа местного самоуправления недействительным, суд при разрешении иска об истребовании имущества из чужого незаконного владения при установлении в отношении истца титула собственника, основанного на противоречащем законодательству акте, может такой акт не применить. Иначе говоря, суд должен исходить из отсутствия у истца права собственности и отказать ему в иске об истребовании имущества.

Не применить акт публичной власти может лишь суд...

В пункте 26 постановления Пленума ВАС РФ от 18.11.03 № 19 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об акционерных обществах» указано следующее. В случаях, когда стороны, участвующие в рассматриваемом судом споре, ссылаются в обоснование своих требований или возражений по иску на решение общего собрания акционеров, при этом судом установлено, что данное решение принято с нарушением компетенции общего собрания (пункт 3 статьи 48 Закона), в отсутствие кворума для проведения общего собрания или принятия решения (пункты 2, 4 статьи 49 и пункты 1–3 статьи 58 Закона) либо по вопросам, не включенным в повестку дня собрания (пункт 6 статьи 49 Закона), суд должен, независимо от того, было оно оспорено кем-либо из акционеров или нет, оценить такое решение как не имеющее юридической силы и разрешить спор, руководствуясь нормами закона. Представляется, что в этом случае Пленум ВАС РФ расширительно истолковал неприменение судом акта государственного органа или органа местного самоуправления, поскольку применил такой способ защиты права к решению собрания акционеров.

В постановлении Президиума ВАС РФ от 26.09.06 № 1906/06 со ссылкой на статью 12 ГК РФ указывается на неприменение актов Министерства имущественных отношений Российской Федерации (по распоряжению недвижимым имуществом) в связи с их противоречием действующему законодательству. По этому делу рассматривался спор между двумя государственными учреждениями о том, кому из них принадлежит на праве оперативного управления нежилое здание.

Представляется, что суд вправе не применить любой противоречащий закону акт государственного органа или органа местного самоуправления, в том числе и нормативный. Процессуальная реализация такого неприменения нормативного правового акта осуществлена в статье 13 АПК РФ, в части 2 которой предусмотрено, что арбитражный суд, установив при рассмотрении дела несоответствие нормативного правового акта иному, имеющему большую юридическую силу, нормативному правовому акту, в том числе издание его с превышением полномочий, принимает судебный акт в соответствии с нормативным правовым актом, имеющим большую юридическую силу. Следует отметить, что суд общей юрисдикции на основании постановления Пленума ВС РФ от 31.10.95 № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» в редакции постановления Пленума ВС РФ от 06.02.07 № 5 вправе не применить и федеральный закон, если придет к выводу о его несоответствии Конституции. Однако подобная рекомендация со стороны ВАС РФ для арбитражных судов отсутствует. Кроме того, в части 3 статьи 13 АПК РФ приведена норма, в соответствии с которой арбитражный суд, установив при рассмотрении конкретного дела несоответствие закона, подлежащего применению, Конституции Российской Федерации, обращается в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о проверке конституционности этого закона.

При таких обстоятельствах в судебно-арбитражной практике практически отсутствуют дела, в которых суд мотивирует неприменение федерального закона как противоречащего Конституции РФ.

Примером использования такого способа, как неприменение нормативного правового акта, служит следующее дело.

Постановление Президиума ВАС РФ от 03.07.07 № 3692/07

Потребительское общество обратилось в арбитражный суд с требованием возвратить из бюджета излишне уплаченный земельный налог за 2003 и 2004 гг., ссылаясь на то, что земельный налог уплачен им по завышенной ставке, исчисленной в соответствии с пунктом 3 постановления Верховного Совета Республики Татарстан от 04.03.93 № 1768-XII «О введении в действие Закона Республики Татарстан «О плате за землю» (далее – постановление Верховного Совета Республики Татарстан от 04.03.93 № 1768-XII), признанным решением Верховного Суда Республики Татарстан от 24.12.03 № 3П-1-154/03 не соответствующим Закону Российской Федерации от 11.10.91 № 1738-1 «О плате за землю» (далее – Закон о плате за землю). Суд первой инстанции требование удовлетворил, однако апелляционный и кассационный суды отказали в возврате налога, уплаченного за 2003 г., поскольку пункт 3 постановления Верховного Совета Республики Татарстан от 04.03.93 № 1768-ХII решением Верховного Суда Республики Татарстан от 24.12.03 № 3П-1-154/03 признан недействующим с момента вступления данного решения в законную силу (с 04.01.04), что свидетельствует о необходимости исчисления земельного налога за 2003 г. с учетом положений постановления Верховного Совета Республики Татарстан от 04.03.93 № 1768-XII. Президиум ВАС РФ, отменяя принятые по делу постановления апелляционного и кассационного судов и оставляя в силе решение суда первой инстанции, указал следующее. Согласно части 2 статьи 13 АПК РФ арбитражный суд, установив при рассмотрении дела несоответствие нормативного правового акта иному имеющему большую юридическую силу нормативному правовому акту, принимает судебный акт в соответствии с нормативным правовым актом, имеющим большую юридическую силу. По смыслу данной нормы указанное правило применяется и в случае, если нормативный правовой акт, имеющий меньшую юридическую силу, признается судом не действующим с определенного им момента. Пункты 2, 3, подпункт «а» пункта 5 в части слов «и нормативной цены земли», подпункты «б» и 2 пункта 5 постановления Верховного Совета Республики Татарстан от 04.03.93 № 1768-XII решением Верховного Суда Республики Татарстан от 24.12.03 № 3П-1-154/03 признаны противоречащими федеральному законодательству. При этом в мотивировочной части названного решения указано на несоответствие пунктов 2, 3, подпункта «а» пункта 5 в части слов «и нормативной цены земли» упомянутого постановления Верховного Совета Республики Татарстан Закону о плате за землю. Суд первой инстанции, установив, что земельный налог за 2003 г. уплачен обществом после вступления в силу решения Верховного Суда Республики Татарстан от 24.12.03 № 3П-1-154/03, обоснованно определил сумму налога, исходя из ставки земельного налога, исчисленной согласно требованиям Закона о плате за землю.

Аналогичная мотивировка приведена в постановлении Президиума ВАС РФ от 14.06.07 № 1629/07.

Расторжение или изменение договора

Право на подобный иск возникает лишь при условии предварительного направления соответствующего требования стороне договора и получения на это требование отказа либо неполучения ответа в срок, указанный в требовании, установленный законом или договором, а при его отсутствии – в тридцатидневный срок (пункт 2 статьи 452 ГК РФ).

Прежде чем предъявить иск о расторжении договора, следует выяснить, не предусматривает ли договор или закон односторонний отказ от исполнения договора. При наличии такой возможности необходимости расторгать договор в судебном порядке нет, поскольку в силу пункта 3 статьи 450 ГК РФ в случае одностороннего отказа от исполнения договора, когда такой отказ допускается законом или соглашением сторон, договор считается расторгнутым. Более того, суд может отказать в иске о расторжении договора, поскольку он уже расторгнут.

В частности, право отказаться от исполнения договора предусмотрено в статьях 715, 717, 723, 782 ГК РФ.

Достаточно проблематична возможность расторжения договора купли-продажи недвижимости, если покупатель зарегистрировал переход права собственности, что следует из пункта 15 постановления Пленума ВАС РФ от 25.02.98 № 8, постановления Президиума ВАС РФ от 13.03.01 № 7802/00. Как указано в вышеназванном постановлении Пленума ВАС РФ, если покупатель недвижимости зарегистрировал переход права собственности, однако не произвел оплаты имущества, продавец на основании пункта 3 статьи 486 ГК РФ вправе требовать оплаты недвижимости и уплаты процентов в соответствии со статьей 395 ГК РФ.

В случае одностороннего отказа от исполнения договора, когда такой отказ допускается законом или соглашением сторон, договор считается расторгнутым

В рамках другого дела Президиум ВАС РФ (постановление от 15.04.08 № 16732/07), исследуя возможность расторжения договора купли-продажи объекта недвижимости по причине неоплаты покупателем покупной цены, признал ошибочным вывод суда о праве продавца требовать лишь оплаты недвижимости и уплаты процентов, но не расторжения договора, поскольку объект недвижимости передан покупателю не был (по условиям договора передача имущества должна производиться после его оплаты). Позиция Президиума ВАС РФ по вышеприведенному делу заключается в том, что пункт 3 статьи 486 ГК РФ применяется лишь в случае, если товар передан покупателю и не оплачивается последним.

Таким образом, можно констатировать, что, исходя из судебно-арбитражной практики, продавец недвижимости лишается права требовать расторжения договора купли-продажи из-за неоплаты покупной цены не только тогда, когда переход права собственности к покупателю зарегистрирован, но и если состоялась передача имущества.

Понуждение к заключению договора

Понудить к заключению договора возможно лишь в том случае, если обязанность заключить договор предусмотрена ГК РФ, другими законами или добровольно принятым обязательством (пункт 1 статьи 421, пункт 4 статьи 445 ГК РФ).

Если ответчик не возражает против заключения договора, но имеются разногласия по его условиям, преддоговорный спор может рассматриваться судом при наличии соглашения сторон о судебном порядке (статья 446 ГК РФ). Соглашение может быть заключено как отдельный документ или следовать из переписки сторон. Судебно-арбитражная практика исходит из того, что согласие имеется и в случае, если в направленной оферте содержится условие о передаче разногласий по договору на разрешение суда, а в ответе на такую оферту против указанного условия не высказано возражений. Иначе говоря, допускается согласие в форме молчания.

Разногласия по договору рассматриваются как преддоговорный спор, когда одна из сторон в силу закона обязана заключить договор, но стороны не могут согласовать его условия (статьи 445, 446 ГК РФ).

Перевод прав и обязанностей по договору

Понуждение к заключению договора следует различать с таким способом защиты права, как перевод прав и обязанностей по договору. Суть его заключается в возможности для лица, преимущественное право которого в той или иной форме проигнорировано субъектом соответствующей обязанности, требовать в судебном порядке перевода на себя прав и обязанностей третьего лица – стороны по договору, заключенному в нарушение преимущественного права. Применение такого способа защиты права возможно лишь в случаях, прямо предусмотренных законом. В то же время указание в законе на возможность перевода прав и обязанностей по договору означает, что именно этот способ защиты может применить лицо, имеющее преимущественное право. Предъявление иного требования, например о понуждении к заключению договора, может привести к отказу в иске.

Приведем некоторые предусмотренные законом случаи.

В соответствии со статьей 621 ГК РФ арендатор, надлежащим образом исполнявший свои обязанности по договору, после истечения срока его действия и при условии отказа ему в заключении договора на новый срок вправе потребовать перевода прав и обязанностей на себя по договору, заключенному с иным лицом в течение года со дня истечения срока договора. По смыслу закона такое преимущественное право сохраняется у арендатора лишь в течение года. Это означает невозможность потребовать перевода прав и обязанностей по договору, заключенному с иным лицом после истечения годичного срока. Причем судебно-арбитражная практика исходит из того, что преимущественное право арендатора на заключение договора на новый срок не может защищаться путем заявления требования об обязании заключить договор (постановление Президиума ВАС РФ от 19.07.05 № 3440/05).

В соответствии со статьей 250 ГК РФ при продаже доли в общей собственности постороннему лицу остальные участники долевой собственности имеют преимущественное право покупки продаваемой доли по цене, за которую она продается, и на прочих равных условиях, кроме случаев продажи с публичных торгов. При продаже с нарушением преимущественного права покупки любой другой участник долевой собственности имеет право в течение трех месяцев требовать в судебном порядке перевода на него прав и обязанностей покупателя. Судебно-арбитражная практика исходит из того, что трехмесячный срок начинает течь с момента продажи, является пресекательным, что означает существование самого преимущественного права лишь в течение трех месяцев (пункт 20 постановления Пленума ВАС РФ от 25.02.98 № 8 «О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав»).

Статья 7 ФЗ «Об акционерных обществах» предусматривает, что при продаже акций с нарушением преимущественного права приобретения любой акционер общества и (или) само общество, если уставом предусмотрено преимущественное право приобретения обществом акций, вправе потребовать в судебном порядке перевода на них прав и обязанностей покупателя в течение трех месяцев с момента, когда акционер или общество узнали либо должны были узнать о таком нарушении. Аналогичное право предусмотрено и для участника общества с ограниченной ответственностью или самого общества (часть 4 пункта 4 статьи 21 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»).

Продажа участником доли с нарушением преимущественного права покупки не влечет за собой недействительности такой сделки. При этом любой участник общества, а в соответствующем случае само общество, вправе в течение трех месяцев с момента, когда участник общества или общество узнали либо должны были узнать о таком нарушении, потребовать в судебном порядке перевода на них прав и обязанностей покупателя по договору купли-продажи доли (подпункт «е» пункта 12 постановления Пленума ВС РФ и ВАС РФ от 09.12.99 № 90/14 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью»).

В пункте 7 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 21.12.05 № 102 приведен пример из судебной практики, когда правильно удовлетворен иск сособственника о переводе прав и обязанностей приобретателя доли в праве общей собственности, переданной ответчику другим сособственником в качестве отступного по денежному обязательству. В этом случае суд на основании статьи 431 ГК РФ квалифицировал передачу имущества в собственность ответчику по соглашению об отступном в обмен на получение денежных средств по кредитному договору как распоряжение спорным имуществом в виде его возмездного отчуждения и сделал вывод, что при таком отчуждении имущества общества право истца на преимущественную покупку доли нарушено.

Иные способы защиты преимущественного права

В отдельных случаях преимущественное право может защищаться не путем перевода прав и обязанностей, а иными способами.

В частности, при нарушении преимущественного права акционера на приобретение акций и эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в акции, размещаемые посредством закрытой подписки, при определенных условиях возможно предъявление иска о признании недействительными сделок, совершенных в процессе размещения эмиссионных ценных бумаг (пункт 13 постановления Пленума ВАС РФ от 18.11.03 № 19 «О некоторых вопросах применения ФЗ «Об акционерных обществах», статья 26 ФЗ «О рынке ценных бумаг»). Определенные условия означают следующее. Срок исковой давности по таким требованиям составляет три месяца с момента регистрации отчета об итогах выпуска ценных бумаг и, как разъяснил ВАС РФ в вышеназванном постановлении, преимущественное право не распространяется на случаи размещения акций и эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в акции, посредством закрытой подписки только среди акционеров общества, если каждый из них имел возможность приобрести целое число размещаемых акций или иных эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в акции, пропорционально количеству принадлежащих им акций этой категории (типа).

При продаже земельного участка из земель сельскохозяйственного назначения правом преимущественной покупки пользуется субъект РФ или в случаях, установленных законом РФ, – муниципальное образование, а это право защищается путем указания в законе на ничтожность сделки, заключенной с его нарушением (пункт 4 статьи 8 ФЗ «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения»). Следовательно, способом защиты права в этом случае будет иск о применении последствий недействительности ничтожной сделки.

Предъявление встречного иска

Предъявление встречного иска – это не способ защиты гражданского права, а скорее способ защиты от предъявленного иска. Именно путем предъявления встречного иска можно защитить свое материальное право, фактически блокировав предъявленный основной иск.

Предъявление встречного иска — это... скорее способ защиты от предъявленного иска.

Рассмотрим некоторые ситуации, когда возражения ответчика без предъявления встречного иска не достигают цели.

Зачастую покупатели, возражая против предъявленного иска о взыскании задолженности за переданный товар, ссылаются на его некачественность. В качестве правового обоснования приводят пункт 1 статьи 469 ГК РФ, согласно которому продавец обязан передать покупателю товар, качество которого соответствует договору купли-продажи. Из этой нормы делают вывод, что если передан некачественный товар, то нельзя за него взыскивать и оплату. Как правило, подобная ссылка без предъявления встречного иска, то есть требований, предусмотренных статьей 475 ГК РФ, не имеет правового значения. Подобная позиция основывается на следующем. В соответствии с пунктом 1 статьи 486 ГК РФ покупатель обязан оплатить товар непосредственно до или после его передачи, если иное не предусмотрено Кодексом, другим законом, иными правовыми актами или договором купли-продажи и не вытекает из существа обязательства. Обычно стороны в договоре предусматривают сроки оплаты, а саму оплату не ставят в зависимость от качества товара. Поэтому при наступлении такого срока на стороне покупателя возникает денежное обязательство. Если полученный товар ненадлежащего качества, то сама по себе ссылка на это обстоятельство и представление соответствующих доказательств не освобождают от исполнения денежного обязательства. Необходимо предъявлять иск в соответствии со статьей 475 ГК РФ (он может быть встречным относительно иска о взыскании задолженности). Указание в статье 469 ГК РФ на то, что продавец обязан передать покупателю товар, качество которого соответствует договору купли-продажи, не прекращает денежное обязательство по оплате. Названная норма является корреспондирующей со статьей 475 ГК РФ, последняя, в свою очередь, и предоставляет покупателю возможность воспользоваться различными способами защиты своего права. Бездействие покупателя в рамках предъявленного к нему иска о взыскании задолженности за переданный товар, даже при представлении суду доказательств его некачественности, не позволит такому покупателю защитить свои права. Аналогичную позицию судов можно отметить и относительно исков о взыскании задолженности по подрядным договорам.

Возражая против иска о взыскании денежной задолженности, ответчик иногда ссылается на необходимость зачета такой задолженности его встречным требованием к истцу. Однако в силу статьи 410 ГК РФ зачет – это односторонняя сделка, для совершения которой не требуется вмешательство суда. Поэтому о зачете надо заявлять не суду, а своему контрагенту, причем заявление о зачете должно быть сделано до возбуждения дела в суде. Только в этом случае арбитражный суд сможет рассмотреть такое заявление о зачете как основание прекращения денежного обязательства. Если до возбуждения в суде дела ответчик не сделал заявление о зачете, то ему следует предъявить встречный иск. Подобный подход признается судебно-арбитражной практикой и зафиксирован в пункте 1 Информационного письма ВАС РФ от 29.12.01 № 65 «Обзор практики разрешения споров, связанных с прекращением обязательств зачетом встречных однородных требований».

Самое читаемое Оспаривание экспертного заключения в арбитражном (гражданском) процессе Диспозитивное и императивное регулирование договоров: анализ законодательства, доктрины и судебной практики (на примере (не)признания договорных условий ничтожными) Реформа гражданского кодекса Российской Федерации: общий комментарий новелл обязательственного права Немедленное исполнение судебных актов в арбитражном процессе в рамках дел о банкротстве Обзор судебной практики взыскания судебных расходов на оплату услуг представителя Подтверждение полномочий представителя должника (банкрота) и арбитражного управляющего в судебном заседании Понятие недвижимости Некоторые особенности рассмотрения дел о несостоятельности (банкротстве) физических лиц О некоторых вопросах судебной практики, связанных с договором технологического присоединения к электрическим сетям Применение арбитражными судами обеспечительных мер в деле о банкротстве
Самое читаемое Оспаривание экспертного заключения в арбитражном (гражданском) процессе Диспозитивное и императивное регулирование договоров: анализ законодательства, доктрины и судебной практики (на примере (не)признания договорных условий ничтожными) Реформа гражданского кодекса Российской Федерации: общий комментарий новелл обязательственного права Немедленное исполнение судебных актов в арбитражном процессе в рамках дел о банкротстве Обзор судебной практики взыскания судебных расходов на оплату услуг представителя Подтверждение полномочий представителя должника (банкрота) и арбитражного управляющего в судебном заседании Понятие недвижимости Некоторые особенности рассмотрения дел о несостоятельности (банкротстве) физических лиц О некоторых вопросах судебной практики, связанных с договором технологического присоединения к электрическим сетям Применение арбитражными судами обеспечительных мер в деле о банкротстве

Чтобы сохранить список чтения

вам нужно

Войти

или

Зарегистрироваться

Сообщение в компанию

Обратите внимание, что отправка ссылок в сообщении ограничена.