Год подписки по цене полугодия - ПОДПИСАТЬСЯ

Диспозитивное и императивное регулирование договоров: анализ законодательства, доктрины и судебной практики (на примере (не)признания договорных условий ничтожными)

Сергеев Александр Петрович Доктор юридических наук, профессор кафедры гражданского права и процесса Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» (Санкт-Петербург), советник юридической фирмы «ДЛА Пайпер Рус Лимитед» (Санкт-Петербург), арбитр Международного арбитража IUS, Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате, Российского арбитражного центра при Российском институте современного арбитража
Терещенко Татьяна Алексеевна Кандидат юридических наук, профессор кафедры гражданского права и процесса Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» (Санкт-Петербург), руководитель аналитического отдела адвокатского бюро «Прайм Эдвайс Санкт-Петербург», адвокат, FCIArb, арбитр Международного арбитража IUS, Российского арбитражного центра при Российском институте современного арбитража, Ассоциации участников по содействию в развитии третейского разбирательства

Императивное регулирование частных отношений: состояние проблемы

Гражданский кодекс Российской Федерации (далее — ГК РФ) содержит достаточно лаконичное определение императивной нормы. Так, в пункте 1 статьи 422 ГК РФ указано, что договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения. Особенности действия императивных норм конкретизированы в пункте 4 статьи 421 ГК РФ, согласно которому условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (статья 422).

Процитированные статьи в целом позволяют сделать вывод, что императивные нормы являются ограничением автономии воли сторон, в том числе принципа свободы договора.

Можно добавить, что гражданское законодательство основывается на признании равенства участников регулируемых им отношений, неприкосновенности собственности, свободы договора, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, необходимости беспрепятственного осуществления гражданских прав, обеспечения восстановления нарушенных прав, их судебной защиты (абзац первый пункта 1 статьи 1 ГК РФ). Поэтому императивность нормы, как и любой запрет, должна быть надлежащим образом обоснована с определением границ ее применения. Сказанное подтверждается тем, что гражданские права могут быть ограничены на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (абзац второй пункта 2 статьи 1 ГК РФ).

Императивность нормы, как и любой запрет, должна быть надлежащим образом обоснована с определением границ ее применения.

Однако иных содержательных положений, раскрывающих порядок выявления императивных норм в регулировании частных отношений, в ГК РФ нет. Это, разумеется, усложняет квалификацию на практике. Сформировать конкретный алгоритм выявления императивных норм гражданского законодательства через призму принципов частного права также достаточно затруднительно без должной интерпретации и конкретизации. Особое значение приобретает не только понимание того, что в диспозитивном по природе гражданском праве запретов по определению не может быть слишком много, а принцип «можно все, что прямо не запрещено» означает, что наличие или отсутствие в норме оговорки «если иное не…» не играет решающего значения для ответа на вопрос, могут ли стороны изменить правило или вообще от него отказаться (диспозитивная норма).

Теория

Доктрина не всегда помогает внести ясность в обозначенный выше вопрос, поскольку использует понятие «императивность» в различных смыслах в зависимости от контекста.

Например, в теории договорного права признается, что «любая диспозитивная норма превращается в императивную исключительно в силу того факта, что стороны не выразили...

Ещё из рубрики

Арбитражный процесс
Арбитражные споры № 2 (66) 2014
Оспаривание экспертного заключения в арбитражном (гражданском) процессе
25.03.2014
Самое читаемое Об оспаривании наложенных в рамках исполнительного производства судебным приставом-исполнителем ареста на имущество, запрета на совершение регистрационных действий в отношении имущества Оспаривание экспертного заключения в арбитражном (гражданском) процессе Реформа гражданского кодекса Российской Федерации: общий комментарий новелл обязательственного права Судебная практика по делам, связанным с корректировкой таможенной стоимости товаров, с участием таможенных органов Обзор судебной практики взыскания судебных расходов на оплату услуг представителя Диспозитивное и императивное регулирование договоров: анализ законодательства, доктрины и судебной практики (на примере (не)признания договорных условий ничтожными) Подтверждение полномочий представителя должника (банкрота) и арбитражного управляющего в судебном заседании Особенности исчисления начала течения исковой давности, если вредоносные действия являются одновременно преступлением Понятие недвижимости Немедленное исполнение судебных актов в арбитражном процессе в рамках дел о банкротстве

Это только 3% статьи

Читайте все платные статьи от 210 ₽ при приобретении годовой подписки

Чтобы сохранить список чтения

вам нужно

Войти

или

Зарегистрироваться
Наверх

Не хватает прав доступа к веб-форме.