Задай вопрос автору статьи - получи экспертный ответ!

О некоторых вопросах рассмотрения дел с участием иностранных лиц в арбитражном процессе

Шевченко Илья Михайлович Председатель судебного состава Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области, кандидат юридических наук

Автор обобщает судебную практику извещения иностранных лиц, находящихся за рубежом, о времени и месте судебного заседания согласно различным международно-правовым договорам, высказывается за расширение практики непосредственного направления судебных извещений за границу ввиду того, что само по себе судебное извещение не затрагивает суверенитета иностранного государства. Также в статье приводится формирующаяся практика истребования за рубежом сведений об имуществе должника и связанных с ним лиц в делах о банкротстве.

Ключевые слова: судебные извещения, истребование доказательств, правовая помощь.

Правоотношения российских граждан и организаций с иностранными лицами в ближайшее время будут, по всей видимости, испытывать серьезное влияние последних геополитических событий. Однако все происходящее у нас на глазах не является поводом для игнорирования уже имеющегося достаточного опыта рассмотрения арбитражными судами дел с участием иностранных лиц.

В настоящей статье мы хотели бы обратиться к двум вопросам, вызывающим наибольшие затруднения при рассмотрении дел соответствующей категории: это судебные извещения и истребование доказательств за рубежом. Их и проанализируем.

Судебные извещения

Часть 5 статьи 121 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ) предусматривает, что иностранные лица, находящиеся за рубежом, извещаются арбитражным судом по правилам, установленным в главе 12 АПК РФ, но с учетом применимого международно-правового регулирования.

Почему необходимо учитывать содержание международных договоров при направлении судебных извещений в иностранные государства?

Простой ответ на этот вопрос состоял бы в том, что коль скоро при таком направлении затрагивается суверенитет иностранных государств, то вторжение в сферу реализации такими государствами своих властных полномочий возможно только в форме и в порядке, на которые сами эти государства согласились1.

Но такой подход был бы слишком поверхностным. Вручение судебного извещения само по себе не предполагает какого-либо принуждения по отношению к извещаемому лицу, если, конечно, подобное получение не является его обязанностью. Однако АПК РФ не предусматривает такой обязанности, допуская ситуацию, когда адресат откажется от получения копии соответствующего судебного акта или не явится за ним (пункты 1 и 2 части 4 статьи 123 АПК РФ).

Другими словами, в регулировании вопроса о вручении судебных извещений нашел отражение принцип состязательности (статья 9 АПК РФ): лицо не обязано получать судебные извещения, но в то же время несет риски, обусловленные рассмотрением дела в его отсутствие при таком неполучении (статья 156 АПК РФ).

Следовательно, необходимость учета международно-правового регулирования в данном вопросе не может объясняться через необходимость соблюдения суверенитета иностранных государств.

Причина состоит в другом. Лицо, участвующее в деле, должно иметь возможность убедиться в том, что получаемая им корреспонденция действительно исходит от компетентного суда, и потому значение полученного им извещения состоит в необходимости участвовать в рассмотрении дела.

Однако в отношении российского лица предполагается, что ему известна система и структура органов государственной власти своей страны, в том числе судебных, и ему понятно значение полученного извещения. Одновременно иностранные лица, находящиеся за рубежом, обладают аналогичными знаниями в отношении органов власти своего собственного государства, чего нельзя сказать об их знаниях относительно органов власти Российской Федерации.

Значение международно-правового механизма направления судебных извещений состоит в том, что коль скоро подобный механизм предполагает задействование компетентных органов иностранного государства, то такие органы для извещаемого лица как бы подтверждают, что судебные извещения исходят от компетентных органов другого государства.

Впрочем, как будет показано ниже, отдельные государства могут допускать направление гражданам и организациям, находящимся на их территории, судебных извещений непосредственным образом, то есть через организацию почтовой связи или иным аналогичным способом без задействования компетентных органов.

Очевидно, что в подобных случаях государства считают своих граждан и свои организации в достаточной мере компетентными для уяснения смысла получаемых из-за рубежа извещений и осведомленными о системе и структуре органов власти иностранных государств (или способных самостоятельно получить подобную информацию).

Кроме того, используемый международно-правовой механизм направления судебных извещений призван гарантировать для лиц, участвующих в деле, получение судебной корреспонденции на их родном языке или на общепризнанном языке международного общения.

Итак, определившись с базовыми постулатами, обратимся к международно-правовым актам, регулирующим вопросы направления судебных извещений. Они суть следующие:

  • 1) Конвенция о вручении за границей судебных и внесудебных документов по гражданским или торговым делам (заключена в Гааге 15.11.1965; далее — Конвенция 1965 года);

  • 2) Соглашение стран СНГ «О порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности» (заключено в Киеве 20.03.1992; далее — Киевское соглашение);

  • 3) Конвенция по вопросам гражданского процесса (заключена в Гааге 01.03.1954);

  • 4) двусторонние договоры о правовой помощи.

Далее мы рассмотрим основные правовые позиции, выраженные судами, а также проблемы, возникающие в связи с извещением иностранных лиц, находящихся за рубежом, о времени и месте судебного разбирательства. Изложение построено в зависимости от применимого международного договора.

Конвенция о вручении за границей судебных и внесудебных документов по гражданским или торговым делам 1965 года

Данной конвенцией предусмотрено направление судебных извещений через центральный орган запрашиваемого государства. При этом субъектами, уполномоченными направлять соответствующие запросы, являются орган или судебное должностное лицо, уполномоченное законодательством запрашивающего государства.

Указом Президента Российской Федерации от 24.08.04 № 1101 в качестве центрального органа в соответствии с Конвенцией 1965 года назначено Министерство юстиции Российской Федерации.

Согласно сведениям, размещенным на интернет-сайте Гаагской конференции по международному частному праву2, Российская Федерация указала, что к числу органов, уполномоченных направлять запросы о правовой помощи, относятся: Верховный Суд Российской Федерации, арбитражные суды округов, арбитражные апелляционные суды, арбитражные суды первой инстанции (и другие федеральные суды).

Между тем пункт «а» статьи 10 Конвенции 1965 года предусматривает возможность направления судебных извещений непосредственно лицам, находящимся за рубежом, посредством почтовой связи, если соответствующее государство при присоединении к конвенции не заявит возражений против такого направления.

Возможность непосредственного направления судебной корреспонденции иностранным лицам, находящимся за рубежом, признавалась судами применительно к таким странам, как Литва (постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа (далее — АС СЗО) от 24.02.14 по делу № А56-31660/2013), Дания (постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда (далее — 13ААС) от 22.11.16 по делу № А56-89289/2015), Италия (постановление 13ААС от 19.07.16 по делу № А56-45160/2015), Эстония (постановление 13ААС от 30.07.15 по делу № А56-34290/2014), Португалия (постановление 13ААС от 08.10.20 по делу № А56-18766/2020).

При применении данной конвенции АС СЗО и 13ААС выражены следующие правовые позиции.

Истечение разумного срока с даты направления судебного извещения в иностранное государство в установленном порядке свидетельствует о надлежащем извещении иностранного лица.

Постановлением от 03.10.17 по делу № А56-68690/2012 АС СЗО оставил без изменения постановление суда апелляционной инстанции о признании недействительной сделки должника в отношении предприятия «Хэфэйский проектный и исследовательский институт цемента» (Китайская Народная Республика) по основаниям, предусмотренным Федеральным законом от 26.10.02 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

Отклоняя доводы предприятия-ответчика о его ненадлежащем извещении о времени и месте рассмотрения дела, суд округа указал на следующее.

Ответчик по заявлению о признании сделки недействительной находился в г. Хэфэй, КНР. При присоединении к Конвенции 1965 года КНР в качестве центрального органа указала Министерство юстиции КНР.

Суд апелляционной инстанции обеспечил перевод определения о назначении судебного заседания на английский и китайский языки, направил его непосредственно по почте и в Министерство юстиции КНР. Кроме того, в материалах дела имелись сведения о получении предприятием уточнений к заявлению конкурсного управляющего, которое также было переведено на английский и китайский языки.

Поскольку суд апелляционной инстанции рассмотрел дело об оспаривании сделки спустя шесть месяцев после направления судебного извещения ответчику в установленном порядке, последний считается уведомленным о времени и месте рассмотрения дела надлежащим образом.

Аналогичная правовая позиция отражена в постановлениях 13ААС от 01.04.21 по делу № А56-85299/2018, от 20.08.18 по делу № А56-36032/2017, от 04.05.17 по делу № А56-68690/2012.

Лицо, участвующее в деле, вправе самостоятельно направить иностранному лицу копию судебного акта о назначении времени и места рассмотрения дела; такое извещение считается надлежащим.

Постановлением от 14.05.20 по делу № А56-148832/2018 АС СЗО оставил без изменения решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области (далее — АС СПб и ЛО) о восстановлении за компанией «Выборг Лимитед» корпоративного контроля над ОАО «Выборгская целлюлоза» и постановление 13ААС об оставлении данного решения без изменения.

Исследуя довод подателя жалобы о ненадлежащем извещении компаний «Аспиант Холдингз ЛТД» и «Анмелион Энтерпрайзис ЛТД», находящихся в Республике Кипр, о времени и месте рассмотрения дела, суд округа отметил следующее.

В материалах дела имелись сведения о том, что истец направил по адресам указанных компаний необходимые процессуальные документы, в том числе исковое заявление, определения суда первой инстанции о назначении (отложении) судебных разбирательств, принятии апелляционной жалобы к производству и т. п. Соответствующая отправка произведена с использованием курьерской службы City Express.

Подобное извещение признано соответствующим статье 121 АПК РФ и статье 10 Конвенции 1965 года.

Таким образом, судом округа не установлено нарушений норм процессуального права.

Дискуссионным является вопрос о возможности применения части 4 статьи 123 АПК РФ при непосредственном направлении судебных извещений иностранному лицу.

Положительный ответ на данный вопрос содержится в постановлении 13ААС от 02.12.19 по делу № А56-80588/2016.

В рамках корпоративного спора к участию в деле в качестве третьих лиц без самостоятельных требований было привлечено несколько иностранных компаний.

Отклоняя довод апелляционных жалоб о ненадлежащем извещении иностранных лиц о времени и месте рассмотрения дела, суд апелляционной инстанции указал следующее.

Статьей 10 Конвенции 1965 года допускается извещение иностранных лиц посредством обычного почтового отправления.

При этом положениями АПК РФ арбитражному суду не предоставлено право контроля за правильностью прохождения и вручения почтовой корреспонденции. Исходя из общей презумпции добросовестности участников арбитражного процесса и участников хозяйственного оборота, информация почтовых организаций, отраженная на вернувшихся почтовых конвертах, предполагается достоверной, пока не доказано иное. По смыслу положений статьи 123 АПК РФ при определении надлежащего извещения стороны арбитражный суд руководствуется сведениями, отраженными на соответствующем почтовом отправлении.

Напротив, отрицательный ответ на поставленный вопрос содержится в постановлении АС СЗО от 12.07.16 по делу № А56-78768/2014.

Общество обратилось в арбитражный суд с иском к частному торговому унитарному предприятию «БиТракт» (Республика Беларусь) с иском о взыскании предоплаты и неустойки по внешнеторговому контракту.

Суд первой инстанции удовлетворил заявление.

Иностранное предприятие обжаловало решение в апелляционном порядке, сославшись на то, что оно не было надлежащим образом уведомлено о времени и месте рассмотрения дела в суде первой инстанции.

Суд апелляционной инстанции возвратил апелляционную жалобу, не согласившись с доводом предприятия о его ненадлежащем извещении о рассмотрении дела.

Между тем суд округа определение апелляционного суда отменил, указав следующее.

Из материалов дела следовало, что суд первой инстанции направлял ответчику копии судебных актов по его юридическому адресу, а также по адресу, указанному во внешнеторговом контракте, однако в первом случае почтовое отправление было возвращено с отметкой «за выездом», а во втором — с отметкой «за невостребованием».

Суд кассационной инстанции сделал вывод о том, что лицо, участвующее в деле, в принципе могло быть извещено в порядке, установленном пунктом «а» статьи 10 Конвенции 1965 года, поскольку Республика Беларусь не делала оговорок о неприменении к ней указанного пункта при присоединении к данной конвенции.

Однако, как подчеркнул АС СЗО, альтернативный способ извещения в виде непосредственной пересылки ответчику судебных документов почтой был бы оправдан в случае получения корреспонденции лицом, которому она адресована.

Суд округа удовлетворил ходатайство о восстановлении срока подачи апелляционной жалобы и направил дело в суд апелляционной инстанции для решения вопроса о принятии жалобы к производству.

Нам ближе первый из обозначенных подходов. Представляется, что часть 4 статьи 123 АПК РФ применима к иностранным лицам. Данная часть пронизана идеей состязательности, особенно ее пункты 1–3. Их содержание сводится к тому, что, если почтовое отправление, содержащее копию судебного акта о назначении заседания, не было вручено лицу, участвующему в деле, по обстоятельствам, зависящим от него самого, такое лицо считается извещенным надлежащим образом о рассмотрении дела. Цель этих норм — воспрепятствовать недобросовестному затягиванию производства по делу путем уклонения от получения почтовой корреспонденции, исходящей от суда.

Однако подобная идея законодателя одинаковым образом применима как к российским, так и к иностранным лицам. Каких-либо изъятий из принципа состязательности (статья 9 АПК РФ) для последних не установлено.

Более того, судебная практика допускает применение к иностранным лицам части 6 статьи 121 АПК РФ (пункт 37 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27.06.17 № 23 «О рассмотрении арбитражными судами дел по экономическим спорам, возникающим из отношений, осложненных иностранным элементом»). Непонятно, почему в отношении части 4 статьи 123 АПК РФ подход должен быть иным.

Как представляется, даже в том случае, если судебное извещение было направлено иностранному лицу, находящемуся за рубежом, ненадлежащим образом, такое лицо не может просто сидеть сложа руки. Оно должно действовать активно и, например, уведомить суд, что ему не ясно содержание судебного акта о назначении судебного заседания, оно составлено на непонятном ему языке, запросить направление судебного извещения в надлежащем порядке и т. п.

Если же лицо просто уклоняется от получения корреспонденции, оно не должно получать каких-либо связанных с этим выгод.

Соглашение стран СНГ «О порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности» 1992 года

Статьей 5 Киевского соглашения предусмотрено, что взаимное оказание правовой помощи включает вручение и пересылку документов и выполнение процессуальных действий, в частности проведение экспертизы, заслушивание сторон, свидетелей, экспертов и других лиц. При оказании правовой помощи компетентные суды и другие органы государств — участников Содружества Независимых Государств сносятся друг с другом непосредственно. При обращении об оказании правовой помощи и исполнении решений прилагаемые документы излагаются на языке запрашивающего государства или на русском языке.

При применении данного соглашения АС СЗО и 13ААС сформулированы следующие правовые позиции.

Если иностранный суд принимал меры по вручению судебного извещения иностранному лицу, однако оно за ним не явилось, может быть применена часть 4 статьи 123 АПК РФ.

13ААС постановлением от 13.09.19 по делу № А56-120226/2018 отменил по безусловному основанию решение АС СПб и ЛО и по результатам рассмотрения дела по правилам первой инстанции взыскал с ОДО «БРСЦ-Аспирс» (Республика Беларусь) в пользу общества неосновательное обогащение и неустойку по двум договорам поставки.

Причиной для перехода к рассмотрению дела по правилам, предусмотренным для суда первой инстанции (часть 6.1 статьи 268 АПК РФ), послужило ненадлежащее извещение ответчика о времени и месте рассмотрения дела.

В связи с этим 13ААС принял самостоятельные меры для извещения ОДО «БРСЦ-Аспирс» о времени и месте рассмотрения дела. Для этого апелляционный суд в соответствии со статьей 73 АПК РФ поручил Экономическому суду города Минска известить ответчика о времени и месте судебного заседания.

В определении от 05.09.19 Экономический суд города Минска сообщил о невозможности исполнить судебное поручение, поскольку ответчик не явился в минский суд за получением почтового отправления.

Суд апелляционной инстанции, сославшись на часть 4 статьи 123 АПК РФ, посчитал возможным рассмотреть дело по существу.

Если порядок извещения, предусмотренный Киевским соглашением, был нарушен, однако у суда имеются сведения об информированности лица, участвующего в деле, о времени и месте судебного разбирательства, дело может быть рассмотрено по существу.

Постановлением от 24.05.19 по делу № А56-67774/2018 АС СЗО оставил без изменения решение АС СПб и ЛО и постановление 13ААС.

Указанным решением был удовлетворен иск общества к товариществу с ограниченной ответственностью «KAZЦентрСтройAlmatyProject» (Республика Казахстан) о взыскании основного долга и процентов за пользование чужими денежными средствами по договору поставки.

В числе доводов кассационной жалобы указано на то, что ответчик не был надлежащим образом извещен о времени и месте рассмотрения дела судом первой инстанции.

Отклоняя данный довод, суд округа обратил внимание на следующее.

Согласно материалам дела судебная корреспонденция направлялась товариществу заказными письмами с уведомлениями по адресу иностранного лица, указанному во всех документах, имеющихся в деле, и в документах, представленных самим товариществом.

Первоначально дело рассматривалось судом первой инстанции в порядке упрощенного производства.

Однако товарищество направило в суд письменные возражения против рассмотрения дела в таком порядке, сообщив, что ему стало известно о рассмотрении дела 21.06.18 из электронной базы3.

Принимая во внимание данные возражения, суд первой инстанции определением от 19.07.18 перешел к рассмотрению дела по общим правилам искового производства и назначил предварительное судебное заседание по данному делу на 14 час. 50 мин. 02.10.18, а судебное разбирательство на эту же дату в 14 час. 55 мин.

Следовательно, товариществу было предоставлено достаточно времени для подготовки своей правовой позиции по заявленному иску.

Указанное определение в соответствии с частью 1 статьи 121 АПК размещено на официальном сайте АС СПб и ЛО.

При изложенных обстоятельствах суд апелляционной инстанции пришел к правомерному выводу о том, что иностранному лицу было известно о начавшемся судебном процессе и что применительно к положениям части 6 статьи 121 АПК РФ оно должно было самостоятельно принимать меры по получению информации о движении дела.

Таким образом, неуведомление его в порядке, предусмотренном статьей 5 Киевского соглашения, не может являться основанием для безусловной отмены судебного акта суда первой инстанции.

Конвенция по вопросам гражданского процесса 1954 года

Статья 1 указанной конвенции предусматривает дипломатический порядок взаимодействия и устанавливает, что вручение документов по гражданским или торговым делам лицам, находящимся за границей, производится в договаривающихся государствах по просьбе консула запрашивающего государства.

Случаев ее применения в практике АС СЗО и 13ААС (когда суды ссылались бы на данную конвенцию) не выявлено.

Двусторонние договоры о правовой помощи

Договоры о правовой помощи, заключаемые в последние годы, предусматривают, как правило, порядок сношений через министерства юстиции.

Например, статьей 2 Договора между Российской Федерацией и Аргентинской Республикой о сотрудничестве и правовой помощи по гражданским, торговым, трудовым и административным делам (подписан в Москве 20.11.2000) установлено, что центральным органом для Российской Федерации является Министерство юстиции Российской Федерации, а для Аргентинской Республики — Министерство иностранных дел, международной торговли и культа.

Согласно статье 2 Договора между Российской Федерацией и Республикой Индией о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским и торговым делам (подписан в Нью-Дели 03.10.2000) при оказании правовой помощи суды и другие учреждения юстиции договаривающихся сторон сносятся друг с другом через центральные органы, которыми являются: для Российской Федерации — Министерство юстиции Российской Федерации, для Республики Индии — Министерство права, юстиции и по делам компаний Правительства Индии. Центральные органы сносятся друг с другом непосредственно.

Более ранние договоры, заключенные в советское время, предусматривают порядок сношений через дипломатические каналы.

Например, в соответствии со статьей 4 Конвенции между Союзом Советских Социалистических Республик и Итальянской Республикой о правовой помощи по гражданским делам (заключена в Риме 25.01.1979) при оказании правовой помощи учреждения договаривающихся сторон сносятся друг с другом в дипломатическом порядке.

Аналогичный порядок определен статьей 4 Договора между Союзом Советских Социалистических Республик и Финляндской Республикой о правовой защите и правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам (подписан в Хельсинки 11.08.1978).

Очевидно, что налицо тенденция к установлению порядка сношений через министерства юстиции как предполагающего наиболее быстрый и эффективный порядок взаимодействия.

В ходе проведенного анализа судебной практики не выявлено случаев, когда бы суды апелляционной и кассационной инстанций при анализе соблюдения судом первой инстанции порядка извещения иностранного лица применяли только двусторонний договор о правовой помощи. Как правило, соблюдение порядка извещения проверяется как по нормам Конвенции 1965 года, так и по нормам двустороннего договора о правовой помощи.

При этом возникает дискуссионный вопрос о том, что если Российская Федерация и иностранное государство являются участниками как Конвенции 1965 года, так и двустороннего договора о правовой помощи, то какой из международных договоров подлежит применению при определении порядка направления судебных извещений.

Особенно остро данный вопрос стоит в случае направления судебных извещений в Республику Кипр.

С одной стороны, Республика Кипр является участником Конвенции 1965 года и при присоединении к ней не сделала оговорки о неприменении пункта «а» статьи 10 Конвенции4.

С другой стороны, статьей 4 Договора между Союзом Советских Социалистических Республик и Республикой Кипр о правовой помощи по гражданским и уголовным делам (подписан в Москве 19.01.1984; далее — Договор с Кипром) предусмотрено, что при оказании правовой помощи учреждения договаривающихся сторон сносятся друг с другом в дипломатическом порядке.

Очевидно, что второй из указанных порядков более сложен на практике; непосредственное направление почтовой корреспонденции, содержащей судебный акт о назначении даты судебного заседания, гораздо быстрее и проще.

Как соотносятся между собой Конвенция 1965 года и Договор с Кипром? Возможны две точки зрения на данный счет:

  • 1) Договор с Кипром является специальным по отношению к Конвенции 1965 года, поскольку регулирует отношения только между Российской Федерацией и Республикой Кипр, а Конвенция 1965 года — еще и отношения с другими государствами;

  • 2) Конвенция 1965 года является специальным правовым актом по отношению к двустороннему договору о правовой помощи, поскольку помимо гражданских дел регулирует порядок сношений по торговым делам (а арбитражные суды рассматривают споры, возникающие из предпринимательской и иной экономической деятельности, что можно считать в некотором смысле аналогом торговых дел в понимании Конвенции 1965 года).

В судебной практике возобладал подход о допустимости извещения иностранных лиц, находящихся в Республике Кипр, по нормам Конвенции 1965 года.

Так, АС СЗО постановлением от 25.04.17 по делу № А56-34191/2016 оставил без изменения решение АС СПб и ЛО об удовлетворении иска о взыскании убытков с иностранной компании, находящейся в Республике Кипр, а также постановление 13ААС об оставлении указанного решения без изменения.

Исследуя вопрос о надлежащем извещении иностранной компании о времени и месте рассмотрения дела, суд округа указал, что она была извещена путем непосредственного направления ей по почте копии определения о назначении судебного заседания.

Сославшись на пункт «а» статьи 10 Конвенции 1965, суд кассационной инстанции признал такое уведомление надлежащим, то есть допустил возможность применения Конвенции 1965 года, несмотря на наличие двустороннего договора о правовой помощи.

Аналогичная правовая позиция содержится в постановлениях 13ААС от 27.01.17 по делу № А56-34191/2016 и от 01.09.17 по делу № А56-33684/2016.

Другие значимые правовые позиции, касающиеся извещения иностранцев

Если иностранное лицо длительное время проживало на территории Российской Федерации, а потом выехало за границу, то оно обязано в порядке статьи 20 Гражданского кодекса Российской Федерации известить всех своих кредиторов об изменении места жительства и несет риски, обусловленные отсутствием такого извещения.

В рамках дела о банкротстве общества конкурсный управляющий должника оспорил соглашение о цессии, заключенное должником (цедент), компанией (цессионарий) и Кирби Д. М. (должник по обязательству).

Определением суда первой инстанции от 16.10.17 заявление удовлетворено.

Кирби Д. М. обжаловал определение в апелляционном порядке, сославшись в том числе на то, что он является гражданином Великобритании и постоянно проживает в Англии, по своему адресу извещен не был.

Суд апелляционной инстанции отклонил данный довод, указав следующее. Кирби Д. М. являлся единственным участником компании. В Едином государственном реестре юридических лиц, а также в договоре займа, заключенном иностранным гражданином с обществом, было указано два адреса должника в Москве.

Заключив гражданско-правовую сделку на территории Российской Федерации, Кирби Д. М. должен был предвидеть возможные споры относительно этой сделки и принять меры для уведомления своих кредиторов о смене месте жительства. Поскольку он этого не сделал, то несет риски незнания третьими лицами, в том числе судом, о своем новом месте жительства.

В декабре 2017 года конкурсный управляющий узнал из сети Интернет о новом месте работы Кирби Д. М. в Великобритании, однако это произошло уже после рассмотрения дела судом первой инстанции.

Определение суда первой инстанции оставлено без изменения (постановление 13ААС от 16.11.18 по делу № А56-75202/2015).

Иностранное лицо, инициировавшее судебный процесс, обязано самостоятельно принимать меры по получению сведений о движении дела; предполагается, что суд иностранного государства, исполнивший судебное поручение, проверил полномочия представителя иностранного лица надлежащим образом.

АС СПб и ЛО рассматривался спор между иностранной компанией «TRANSASIA LOGISTICS LTD» (Великобритания) и обществом о взыскании задолженности по договору.

Первоначально суд первой инстанции удовлетворил иск, однако затем решение было отменено в апелляционном порядке (был восстановлен срок на апелляционное обжалование).

В последующем в рамках того же дела рассматривался вопрос о повороте исполнения решения (исполнено в связи с истечением срока на апелляционное обжалование).

Суд первой инстанции удовлетворил заявление о повороте исполнения судебного акта в части.

Иностранная компания обжаловала определение в апелляционном порядке, сославшись на ненадлежащее извещение о времени и месте рассмотрения дела.

Суд апелляционной инстанции отклонил данный довод. Помимо того, что компания была извещена надлежащим образом о времени и месте рассмотрения дела в порядке Конвенции 1965 года — Верховный суд Англии и Уэльса вручил уведомление представителю компании Полу Харви, очевидно, проверив его полномочия, она еще и была обязана следить за ходом движения дела как лицо, изначально инициировавшее судебный спор.

Определение было оставлено без изменения (постановление 13ААС от 28.12.15 по делу № А56-7416/2011).

Истребование доказательств за рубежом

При рассмотрении дел, осложненных иностранным элементом, все чаще возникает необходимость истребования доказательств за рубежом. Особенно это актуально для дел о банкротстве, в которых зачастую суды сталкиваются с ситуацией, когда имущество должника находится в иностранном государстве. Напомним, что в силу абзаца седьмого пункта 1 статьи 20.3 Федерального закона от 26.10.02 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» арбитражный управляющий вправе получать сведения об имуществе должника для отнесения его к конкурсной массе и последующей продажи. Случаи, когда имущество должника находится за рубежом, не являются исключением.

Однако применительно к истребованию доказательств за рубежом международно-правовое регулирование является менее развитым, чем в вопросе о судебных извещениях.

Практически единственным многосторонним международным договором в данной области является Конвенция о получении за границей доказательств по гражданским или торговым делам (заключена в Гааге 18.03.1970; далее — Конвенция 1970 года).

В статье 1 данной конвенции предусмотрено, что судебный орган одного договаривающегося государства, подписавшего конвенцию, может в соответствии с положениями своего законодательства запросить посредством судебного поручения компетентный орган другого договаривающегося государства о получении по гражданским или торговым делам доказательства или выполнении другого процессуального действия.

Согласно статье 2 Конвенции 1970 года договаривающееся государство назначает центральный орган, на который возлагается обязанность принимать судебные поручения, исходящие от судебного органа другого договаривающегося государства, и передавать их для исполнения компетентным органам.

Для Российской Федерации Конвенция 1970 года вступила в силу 30 июня 2001 года, однако до сих пор нашей страной не назначен центральный орган5. Представляется, что это нужно сделать скорейшим образом, иначе ставится под сомнение принцип международной вежливости.

В практике АС СПб и ЛО имел место весьма примечательный случай применения Конвенции 1970 года.

В рамках дела о банкротстве гражданина Ш. его финансовый управляющий выявил, что должник в преддверии банкротства заключил со своей супругой (впоследствии брак расторгнут), гражданкой А., брачный договор и дополнительное соглашение к нему, по которым счета в ряде иностранных банков — Банке Кипра, банке «Вонтобель» и банке «Юлиус Бэр и Ко» — передавались в единоличную собственность супруги.

Определением суда брачный договор и дополнительное соглашение к нему были признаны недействительными, однако вопрос о применении последствий недействительности сделок был выделен в отдельное производство, в том числе ввиду необходимости запросить сведения о счетах в иностранных банках (фактически суд реализовал концепцию так называемого промежуточного судебного решения, то есть вынес решение о праве, но не о присуждении).

В связи с уклонением должника и его бывшей супруги от предоставления сведений о конкретных счетах в иностранных банках судом направлены соответствующие запросы в зарубежные государства:

  • — по счетам, открытым в Банке Кипра, — в Министерство юстиции и общественного порядка Республики Кипр;

  • — по счетам, открытым в банке «Вонтобель», — в Верховный суд кантона Цюрих;

  • — по счетам, открытым в банке «Юлиус Бэр и Ко», — в Гражданский суд — суд первой инстанции (Женева).

Во всех случаях запросы содержали ссылки на Конвенцию 1970 года, а применительно к Кипру — еще и на двусторонний договор о правовой помощи.

Результаты исполнения данных запросов были следующими.

  1. Министерство юстиции и общественного порядка Республики Кипр сообщило, что в соответствии с законодательством Республики Кипр информация о банковских счетах любого лица может быть раскрыта только на основании постановления суда по уголовному делу.

  2. Гражданский суд — суд первой инстанции (Женева) обязал банк «Юлиус Бэр и Ко.» указать, имеет ли гражданка А. счета в этом учреждении, и если да, предоставить выписки по ним. Указанный банк сообщил иностранному суду, что гражданка А. «не отмечена в наших документах как владелица существующих деловых отношений».

  3. Верховный суд кантона Цюрих сперва отказался отвечать на запрос, указав на отсутствие в нем полной информации относительно движения дела и обратив внимание на то, что «участковые суды кантона Цюрих… как правило, строго интерпретируют формальные требования в соответствии со статьями 3 и 4» Конвенции 1970 года. В Верховный суд кантона Цюрих направлен повторный запрос.

В конечном счете необходимые сведения были получены судом из налоговой инспекции (ранее они были предоставлены в инспекцию в порядке пункта 2 статьи 12 Федерального закона от 10.12.03 № 173-ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле»).

Суд определением от 02.06.21 возвратил выявленные счета в общую совместную собственность гражданина Ш. и гражданки А., указав на то, что, хотя счета и не являются имуществом в подлинном смысле, ввиду уклонения ответчиков от сотрудничества с судом следует признать права на них как промежуточный этап в истребовании в конкурсную массу конкретных денежных сумм. Апелляционный суд поддержал позицию суда первой инстанции.

Суд округа оставил судебные акты без изменения (постановление АС СЗО от 19.01.22 по делу № А56-73782/2017).

Таким образом, казалось бы, механизм международно-правовой помощи в данном случае не сработал, поскольку требующаяся информация не была получена судом от компетентных органов иностранных государств. Однако это не означает, что подобный опыт взаимодействия был напрасным.

Во-первых, уже после вынесения определения от 02.06.21 в суд от Верховного суда кантона Цюрих поступили сведения о конкретных счетах, принадлежавших гражданке А., а также о суммах денежных средств, перечисленных с них6.

Во-вторых, судом была уточнена желательная форма направления запроса в компетентные органы иностранных государств согласно нормам Конвенции 1970 года. Для будущего применения в практике прилагаем данную форму к нашей статье.

Также нами была выявлена общая проблема достаточно пренебрежительного отношения к судебным системам в ряде европейских стран со стороны банков и их нежелание выдавать запрошенные сведения. Гражданскому суду — суду первой инстанции (Женева) запрошенный банк фактически не ответил, а Верховному суду кантона Цюрих — не сразу, что называется, со скрипом. У судов Республики Кипр в принципе отсутствуют соответствующие полномочия при рассмотрении гражданских дел. Остается только догадываться, не сталкивается ли кипрский правопорядок с порочной практикой возбуждения уголовных дел для целей сбора доказательств для будущего гражданского дела. По меньшей мере, подобные риски имеют место быть.

Напротив, достаточно уважительное отношение к собственной судебной системе свойственно такой стране, как Великобритания.

Примечательно, что в рамках другого дела — о банкротстве гражданина К. (№ А56-64764/2017) — АС СПб и ЛО 23.09.20 направил в адрес компетентного органа Великобритании (Старшего магистра Королевского судного двора) запрос доказательств наличия или отсутствия открытых на имя должника в банке Citibank London N.A. счетов, в том числе счета с определенным номером. Суд обратил внимание на то, что при наличии упомянутого или иных счетов необходимо предоставить выписки по ним за периоды с дат открытия счетов и по настоящее время.

Ответ на данный запрос поступил в суд 05.03.21, сведения о банковских счетах были предоставлены.

Другими словами, те государства, где господствует уважительное отношение к собственным судам, склонны распространять подобное отношение и на суды других государств, что, в свою очередь, влияет на исполнение запросов о правовой помощи. Справедлива и обратная тенденция: правовые системы, в которых господствует пренебрежительное отношение к праву и суду, аналогичным образом относятся к запросам судов иностранных государств.

Итак, практика применения Конвенции 1970 года менее многочисленна, чем практика применения норм о направлении судебных извещений, однако также находится в состоянии становления и развития.

Заключение

Материалы для написания настоящей статьи были собраны и большая часть статьи написана до 24 февраля 2022 года, то есть до начала специальной операции российских войск на территории Украины.

Совершенно очевидно, что в настоящее время мы переживаем глубокий кризис международного права, который, возможно, отразится и на оказании правовой помощи по делам, рассматриваемым арбитражными судами.

Но это не значит, что механизм оказания правовой помощи стоит предавать забвению.

В качестве оптимистической нотки мы хотели бы отметить, что, несмотря на напряженные отношения России и Украины, имевшие место с 2014 года, украинские суды продолжали исправно исполнять запросы российских судов о правовой помощи7.

Мы убеждены, что именно право способно преодолевать конфликты стран и народов и делать мир лучше.

Важно отметить, что, например, в результате Второй мировой войны появилась Организация Объединенных Наций, были приняты важнейшие международно-правовые акты о правах человека, например Всеобщая декларация прав человека (принята на третьей сессии Генеральной Ассамблеи ООН 10.12.1948) и многие другие.

Надеемся, что и те тяжелые, трагические события, которые мы наблюдаем, будут решены правовыми методами и в конечном счете дадут новый виток в развитии международного права.

Приложение
Запрос об оказании международной правовой помощи

В соответствии с Конвенцией о получении за границей доказательств по гражданским или торговым делам (Гаага, 18 марта 1970 года) запрашивающий орган имеет честь обратиться к компетентному органу __________________ с просьбой о выполнении следующих процессуальных действий.

  1. Отправитель:

  2. Центральный орган запрашиваемого государства:

  3. Лицо, которому должны быть возвращены документы об исполнении запроса:

  4. Запрашивающий судебный орган:

  5. Запрашиваемый компетентный орган:

  6. Наименования и адреса сторон и их представителей, если таковые имеются:

  7. Характер и предмет дела и краткое изложение обстоятельств дела:

  8. Получение доказательств или другие судебные действия, которые необходимо предпринять:

  9. Прочие сведения:

  10. Дата запроса:

  11. Подпись и печать запрашивающего органа:



1 Морозова Ю. Г. Многосторонние и двусторонние конвенции о правовой помощи // Гражданин и предприниматель в российском и зарубежном суде: правовая помощь / Под общ. ред. Т. Н. Нешатаевой. М., 2002. С. 18.

2 URL: https://www.hcch.net.

3 По всей видимости, имеется в виду «Картотека арбитражных дел».

4 Интернет-сайт Гаагской конференции по международному частному праву // https://www.hcch.net (дата обращения 18.04.22).

5 Там же.

6 Информация, размещенная в «Картотеке арбитражных дел», датирована 21.01.22.

7 См., например, определение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 13.05.20 по делу № А56-103144/2018.

Если у Вас есть вопрос к автору, Вы можете его задать

Через некоторое время мы свяжемся с Вами и передадим его ответ

Написать автору

Вы можете задать свой вопрос автору. Если предпочитаете отправить вопрос по WhatsApp - используйте кнопку "Отправить по WhatsApp".

Ещё из рубрики

Арбитражный процесс
Арбитражные споры № 2 (66) 2014
Оспаривание экспертного заключения в арбитражном (гражданском) процессе
25.03.2014
Самое читаемое Об оспаривании наложенных в рамках исполнительного производства судебным приставом-исполнителем ареста на имущество, запрета на совершение регистрационных действий в отношении имущества Реформа гражданского кодекса Российской Федерации: общий комментарий новелл обязательственного права Оспаривание экспертного заключения в арбитражном (гражданском) процессе Судебная практика по делам, связанным с корректировкой таможенной стоимости товаров, с участием таможенных органов Обзор судебной практики взыскания судебных расходов на оплату услуг представителя Диспозитивное и императивное регулирование договоров: анализ законодательства, доктрины и судебной практики (на примере (не)признания договорных условий ничтожными) Подтверждение полномочий представителя должника (банкрота) и арбитражного управляющего в судебном заседании Особенности исчисления начала течения исковой давности, если вредоносные действия являются одновременно преступлением Понятие недвижимости Немедленное исполнение судебных актов в арбитражном процессе в рамках дел о банкротстве

Чтобы сохранить список чтения

вам нужно

Войти

или

Зарегистрироваться
Наверх

Не хватает прав доступа к веб-форме.