Арбитрабильность корпоративных споров в свете принятия Федерального закона «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации»

Любимова Елизавета Евгеньевна Помощник судьи Арбитражного суда Северо-Западного округа

Обращение в третейский суд относится к числу общепризнанных в современном правовом обществе способов разрешения гражданско-правовых споров, проистекающих из свободы договора, которой наряду с автономией воли участников предпринимательской и иной экономической деятельности обуславливаются диспозитивные начала гражданско-правовых и гражданско-процессуальных отношений.

Возможность обращения в третейский суд для разрешения конкретного спора определяется понятием «арбитрабильность спора».

Термин «арбитрабильность» законодательно не закреплен. В юридической литературе данный термин используется для обозначения споров, которые могут быть рассмотрены по существу и разрешены третейскими судами, в том числе международными коммерческими арбитражами1, и является важнейшим критерием исполнимости решения третейского суда, вынесенного по конкретному спору. 1 Карабельников Б. Р. Международный коммерческий арбитраж: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп. М.: МВШСЭН, 2013. С. 141. URL: http://arbitrations. ru/userfiles/file/ Publications/Publications/ Karabelnikov%20 Mezhdunarodny%20 arbitrazh.pdf (дата обращения: 05.11.16).

Современная дискуссия об арбитрабильности, в частности об арбитрабильности корпоративных споров, началась с принятием Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ) и Федерального закона от 24.07.02 № 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации»2 (далее — Закон о третейских судах). 2 Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. № 30. Ст. 3019.

В соответствии с пунктом 2 статьи 1 Закона о третейских судах в третейский суд может по соглашению сторон третейского разбирательства передаваться любой спор, вытекающий из гражданских правоотношений, если иное не установлено федеральным законом.

Частью 6 статьи 4 АПК РФ (в редакции, действовавшей до 1 сентября 2016 года) было предусмотрено, что по соглашению сторон подведомственный арбитражному суду спор, возникающий из гражданских правоотношений, до принятия арбитражным судом первой инстанции судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу, может быть передан сторонами на рассмотрение третейского суда, если иное не установлено федеральным законом. Таким образом, законодателем были определены универсальные критерии арбитрабильности, применимые ко всем спорам.

Главным критерием арбитрабильности является гражданско-правовая природа спора. Именно данный критерий позволяет установить границу между публичным и частным интересом и определить зону, в которой могут действовать третейские суды3. 3 Трусова Е. А., Беломестнова Н. А. Изменение критериев арбитрабильности на примере споров, связанных с недвижимостью и интеллектуальной собственностью // Вестник международного коммерческого арбитража. 2012. № 2. С. 27.

Вторым универсальным критерием арбитрабильности является отсутствие в законодательстве ограничений для передачи конкретного спора на рассмотрение третейского суда. Таким образом, российское законодательство, определяя основной критерий арбитрабильных споров, допускает возможность сужения круга арбитрабильных споров специальными законами. В качестве примера подобного законодательного ограничения можно привести пункт 3 статьи 33 Федерального закона от 26.10.02 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

Выделение данных критериев является обоснованным и не вызывает нареканий в юридических кругах.

Разграничение компетенции государственных и третейских судов по рассмотрению конкретных споров, помимо определения универсальных критериев, возможно либо путем закрепления четких критериев неарбитрабильности отдельных видов споров, либо путем утверждения закрытого перечня неарбитрабильных споров, либо путем применения двух указанных выше подходов.

Несмотря на наличие в процессуальном законодательстве универсальных критериев арбитрабильности, вопрос о возможности рассмотрения корпоративных споров в третейских судах являлся предметом серьезных разногласий, что было связано с рядом факторов. Во-первых, до внесения в 2012 году изменений в гражданское законодательство корпоративные отношения не были на легальном уровне признаны гражданско-правовыми отношениями. Во-вторых, в процессуальном законодательстве отсутствовали как само понятие «корпоративный спор», так и его виды. В-третьих, критерии арбитрабильности корпоративных споров, как и перечень неарбитрабильных корпоративных споров, выделены не были.

Все изложенное являлось почвой для появления отдельных случаев признания неарбитрабильными корпоративных споров арбитражными судами, которые отменяли решения третейских судов, ссылаясь на пункт 1 части 3 статьи 233 АПК РФ, абзац второй пункта 2 статьи 42 Закона о третейских судах, либо отказывали в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда на основании пункта 2 части 3 статьи 239 АПК РФ.

Так, например, по делу № А40-27193/06-30-160 арбитражные суды отказали в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, которым за компанией признано право собственности на долю в размере 100 процентов в уставном капитале общества. Как указали суды, в соответствии с пунктом 4 части 1 статьи 33 АПК РФ споры между участниками хозяйственных товариществ и обществ, вытекающие из деятельности хозяйственных товариществ и обществ, подведомственны арбитражным судам, в связи с чем указанный спор не может быть предметом третейского разбирательства.

Несмотря на частные случаи, по общему правилу в судебной практике корпоративные споры признавались арбитрабильными и арбитражные суды выдавали исполнительные листы на принудительное исполнение решений третейских судов.

Начало широкой дискуссии об арбитрабильности корпоративных споров было положено с принятием Федерального закона от 19.07.09 № 205-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», которым АПК РФ был дополнен главой 28.1 «Рассмотрение дел по корпоративным спорам», в частности статьей 225.1, установившей открытый перечень корпоративных споров, отнесенных к специальной подведомственности арбитражных судов.

Несмотря на то что после внесения указанных изменений в АПК РФ имелись различные подходы арбитражных судов к вопросу об арбитрабильности корпоративных споров, тем не менее общепризнанным в судебной практике стал подход, согласно которому корпоративные споры, относясь к специальной подведомственности арбитражных судов вне зависимости от субъектного состава спорящих, являются неарбитрабильными.

Наибольший резонанс вызвал спор между открытым акционерным обществом «Новолипецкий металлургический комбинат» (далее — комбинат) и гражданином М.

Решением Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Российской Федерации от 31.03.11 с комбината в пользу М. взыскано более 9 млрд рублей. Данное решение арбитража было отменено в рамках арбитражного дела № А40-35844/2011-69-311 определением Арбитражного суда города Москвы от 28.06.11, оставленным без изменения постановлением Федерального арбитражного суда Московского округа от 10.10.11 и определением Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.01.12. Позиция арбитражных судов основывалась на том, что корпоративные споры, связанные с переходом права собственности на акции, носят публично-правовой характер и относятся к специальной подведомственности арбитражных судов и, соответственно, не могут быть рассмотрены третейским судом.

Конституционный суд Российской Федерации фактически свою точку зрения не высказал, определениями от 21.12.11 № 1804-О-О и от 17.07.12 № 1488-О отказав М. в принятии жалоб на нарушение его конституционных прав.

Категоричная позиция арбитражных судов о неарбитрабильности корпоративных споров вызвала широкую дискуссию в научных юридических кругах. При этом в пользу арбитрабильности корпоративных споров высказывались более веские аргументы.

Сторонники арбитрабильности корпоративных споров отмечали, что отнесение корпоративных споров к специальной подведомственности государственных арбитражных судов в соответствии со статьей 33 АПК РФ не является фактором, позволяющим ограничить компетенцию третейских судов, поскольку институт специальной подведомственности был введен для разграничения подведомственности арбитражных судов и судов общей юрисдикции. Соответственно, целью отнесения корпоративных споров к специальной подведомственности арбитражных судов являлось их исключение из подведомственности судов общей юрисдикции, а не ограничение компетенции третейских судов.

В пользу неарбитрабильности корпоративных споров высказывался довод о наличии в корпоративных спорах публичного элемента. Однако наличие публичного элемента само по себе не свидетельствует о неарбитрабильности всего корпоративного спора. В противном случае возникает ситуация, при которой критерий публично-правовой природы спора подменяется критерием публичного элемента4. Подобный подход ко всем спорам, так или иначе связанным с публично-правовым элементом, действует во вред интересам общества. 4 Трусова Е. А., Беломестнова Н. А. Указ. соч. С. 29.

Также высказывалась точка зрения, согласно которой публично-правовая природа корпоративных споров обусловлена необходимостью защиты интересов третьих лиц, вовлеченных в корпоративные отношения5. 5 Лисицын-Светланов А. Г. Арбитрабильность корпоративных споров по российскому праву: pro et contra // Закон. 2012. № 5. С. 195.

Отчасти позиция государственных судов об ограничении арбитрабильности корпоративных споров может быть оправдана несовершенством системы третейского разбирательства в России, сложившейся к тому времени. Существование «карманных» третейских судов, созданных при крупных компаниях, обусловило в большинстве случаев низкий уровень третейских разбирательств, в том числе и корпоративных споров. Несовершенство правового регулирования, предусмотренного в рамках Закона о третейских судах, на практике приводило к многочисленным злоупотреблениям с использованием третейских судов, что в свою очередь ведет фактически к дискредитации данного института.

Сложившаяся ситуация предполагала необходимость расширения компетенции третейских судов при разрешении корпоративных споров, поскольку ограничение арбитрабильности некоторых категорий споров, включая споры с преобладающим публично-правовым элементом, зачастую происходило необоснованно.

Начало реформы третейских судов было положено только в послании Президента России В. В. Путина Федеральному Собранию Российской Федерации от 12.12.13.

Законотворческий этап реформы третейского разбирательства в России завершился в декабре 2015 года. Итогом реформы стали Федеральный закон от 29.12.15 № 382-ФЗ «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации» (далее — Закон об арбитраже) и Федеральный закон от 29.12.15 № 409-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившим силу пункта 3 части 1 статьи 6 Федерального закона „О саморегулируемых организациях“ в связи с принятием Федерального закона „Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации“» (далее — Закон №409-ФЗ), вступившие в силу с 1 сентября 2016 года.

Согласно пояснительной записке к проекту Федерального закона № 788111-6 «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации» принятые в результате реформы нормативно-правовые акты призваны создать современный и эффективный механизм правового регулирования института арбитража (третейского разбирательства) в Российской Федерации с учетом мировой практики в области регулирования деятельности третейских судов и текущего состояния данного института в Российской Федерации6. 6 Пояснительная записка к проекту Федерального закона «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации». URL: http://asozd2.duma.gov.ru/arhiv/a_dz_6.nsf/ByID/16DB61E816FCB96543257E4400253936/$File/%D0%BF%D0%B7.doc?OpenElement.

Принятые законы, в частности, направлены на разрешение многолетней дискуссии об арбитрабильности корпоративных споров. В соответствии с пунктом 3 статьи 1 Закона об арбитраже в арбитраж (третейское разбирательство) по соглашению сторон могут передаваться споры между сторонами гражданско-правовых отношений, если иное не предусмотрено федеральным законом. Федеральным законом могут устанавливаться ограничения на передачу отдельных категорий споров в арбитраж (пункт 4 статьи 1 Закона об арбитраже).

Таким образом, универсальные критерии арбитрабильности — гражданско-правовая природа спора и отсутствие ограничений на передачу спора в третейский суд — остались прежними, несмотря на то что в законопроектах высказывался и иной вариант.

Универсальные критерии арбитрабильности — гражданско-правовая природа спора и отсутствие ограничений на передачу спора в третейский суд — остались прежними.

Так, в промежуточном законопроекте предполагалось изложить часть 6 статьи 4 АПК РФ в следующей редакции: «По соглашению сторон подведомственный арбитражному суду спор из гражданско-правовых и иных частноправовых отношений может быть передан сторонами на рассмотрение третейского суда, если стороны могут свободно распоряжаться своими процессуальными правами по таким спорам (изменять основания и предмет иска, признавать иск, отказываться от иска и заключать мировое соглашение)». Данное положение законопроекта было направлено на заимствование «процессуального» критерия арбитрабильности, используемого в Швеции, Австрии, Греции, Нидерландах и отчасти в Германии.

По мнению Е. А. Куделич, полное заимствование такого процессуального критерия арбитрабильности в качестве универсального в отсутствие развитой и устоявшейся доктрины и правоприменительной практики в части условий действительности мировых соглашений по целому ряду вопросов не поможет решить существующие проблемы в правоприменительной практике, а лишь породит новые7. Новая редакция АПК РФ по-прежнему не предусматривает критериев арбитрабильности корпоративных споров, а только закрепляет перечень неарбитрабильных корпоративных споров. 7 Куделич Е. А. Арбитрабильность: в поисках баланса между частной автономией и публичным порядком // Закон. 2014. № 4. С. 104.

Согласно частям 2 и 4 статьи 225.1 АПК РФ на рассмотрение третейского суда в соответствии с частью 1 статьи 33 АПК РФ могут быть переданы корпоративные споры, как поименованные в части 1 статьи 225.1 АПК РФ, так и непоименованные, за исключением следующих корпоративных споров:

— споров о созыве общего собрания участников юридического лица;

— споров, вытекающих из деятельности нотариусов по удостоверению сделок с долями в уставном капитале обществ с ограниченной ответственностью;

— споров, связанных с оспариванием ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, наделенных федеральным законом отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностных лиц;

— споров в отношении хозяйственных обществ, имеющих существенное значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства в соответствии с Федеральным законом от 29.04.08 № 57-ФЗ «О порядке осуществления иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства». Данное положение не применяется к спорам, связанным с принадлежностью акций, долей в уставном (складочном) капитале юридических лиц, имеющих существенное значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства в соответствии с указанным федеральным законом, за исключением случаев, если такие споры вытекают из сделок с акциями, долями в уставном (складочном) капитале этих юридических лиц, подлежащих предварительному согласованию в соответствии с указанным федеральным законом;

— споров, связанных с применением положений о приобретении и выкупе акционерным обществом размещенных акций;

— споров, связанных с применением положений о приобретении более 30 процентов акций публичного общества;

— споров, связанных с исключением участников юридических лиц.

Разумеется, главным достижением проведенной реформы является разрешение многолетнего спора о возможности рассмотрения корпоративных споров в третейских судах. Фактически внесенные изменения наконец-то поставили точку и определили, что отнесение корпоративных споров к специальной подведомственности арбитражных судов не свидетельствует о невозможности их передачи на рассмотрение третейских судов.

Отнесение корпоративных споров к специальной подведомственности арбитражных судов не свидетельствует о невозможности их передачи на рассмотрение третейских судов.

Между тем подход, избранный законодателем для решения проблемы арбитрабильности корпоративных споров, которым был закреплен закрытый перечень неарбитрабильных корпоративных споров, без установления критериев неарбитрабильных корпоративных споров вызывает некоторые вопросы относительно его успешности, поскольку отсутствует комплексный подход к понятиям «корпоративные отношения», «корпоративный спор» и «арбитрабильность корпоративных споров».

Имея открытый перечень корпоративных споров, но не имея четкого определения и критериев корпоративных споров, установлением закрытого перечня неарбитрабильных корпоративных споров невозможно окончательно решить проблему.

Не вдаваясь в критику избранного подхода, его применение можно оправдать отсутствием законодательно закрепленного понятия «корпоративный спор» и его соотношения с термином «корпоративные отношения».

Поскольку в юридической литературе существует огромное количество мнений по данному вопросу, очевидно, что за короткое время, отведенное на разработку законопроекта, приведение их к единому знаменателю и комплексное изменение норм гражданского и процессуального законодательства невозможно. Ввиду изложенного избранный законодателем подход может быть принят только как временное решение вопроса.

Представляется, что применение в будущем комплексного подхода к определению и соотношению понятий «корпоративные отношения», «корпоративный спор» и «арбитрабильность корпоративных споров» является более предпочтительным. Требуется концептуальное изменение норм права, касающихся корпоративных споров в целом, а не только их арбитрабильности.

Во-первых, необходимо согласование материальной и процессуальной категорий — «корпоративные отношения» и «корпоративные споры», поскольку понятие «корпоративный спор» должно исходить из понятия «корпоративные отношения». Недопустима ситуация, при которой к корпоративным спорам законодательно отнесены споры, фактически корпоративными не являющиеся, например споры, вытекающие из деятельности нотариусов по удостоверению сделок с долями в уставном капитале обществ с ограниченной ответственностью.

Во-вторых, следует законодательно закрепить термин «корпоративный спор», поскольку отсутствие легального определения влечет дискуссии в юридической литературе и создает проблемы при судебном толковании данного термина.

В новой редакции АПК РФ понятие корпоративных споров, как и прежде, представляет собой перечень споров, которые относятся к таковым. Между тем данный перечень включает в себя споры, возникающие из разнородных отношений, что вызывает критику со стороны юридического сообщества.

В-третьих, необходимо установление не только перечня неарбитрабильных корпоративных споров, но и по возможности критериев неарбитрабильных корпоративных споров.

Из закрепленного перечня неарбитрабильных корпоративных споров усматривается отсутствие единого критерия, по которому конкретные виды корпоративных споров попали в данный перечень. Логика признания отдельных корпоративных споров неарбитрабильными также не является очевидной.

По объективному критерию неарбитрабильности— публично-правовой природе спора — в качестве неарбитрабильных выделены споры, связанные с оспариванием ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, наделенных федеральным законом отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностных лиц. Данный вид споров носит публично-правовой характер, и его рассмотрение в третейском суде невозможно.

Необходимо установление не только перечня неарбитрабильных корпоративных споров, но и критериев неарбитрабильных корпоративных споров.

Признание неарбитрабильными споров, вытекающих из деятельности нотариусов по удостоверению сделок с долями в уставном капитале обществ с ограниченной ответственностью, и споров в отношении хозяйственных обществ, имеющих существенное значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства, выделено скорее на основании субъективного критерия неарбитрабильности, то есть из-за участия в данных спорах определенных субъектов, что обуславливает наличие в них публичного элемента.

Частично обосновано отнесение к неарбитрабильным корпоративным спорам также споров, связанных с применением положений о приобретении и выкупе акционерным обществом размещенных акций, и споров, связанных с применением положений о приобретении более 30 процентов акций публичного общества, поскольку контроль за соблюдением указанных норм права осуществляется Банком России, что свидетельствует о наличии в данных спорах публичного элемента.

Если в отношении всех перечисленных видов споров можно говорить либо об их публично-правовом характере, либо о наличии в них значительного публичного элемента, то причины признания в качестве неарбитрабильных споров о созыве общего собрания участников юридического лица и споров, связанных с исключением участников юридических лиц, непонятны.

Новеллой процессуального законодательства является введение дополнительных или условных критериев арбитрабильности, то есть критериев, только при наличии которых некоторые арбитрабильные корпоративные споры могут быть переданы на рассмотрение третейского суда.

Первым условным критерием арбитрабильности, применимым ко всем корпоративным спорам, является критерий рассмотрения корпоративного спора только третейским судом, администрируемым постоянно действующим арбитражным учреждением (часть 5 статьи 225.1 АПК РФ).

Споры, указанные в пунктах 1 (за исключением споров, указанных в пункте 2 части 2 статьи 225.1 АПК РФ), 3, 4, 5 (за исключением споров, указанных в пункте 2 части 2 статьи 225.1 АПК РФ) и 8 части 1 статьи 225.1 АПК РФ, могут быть переданы на рассмотрение третейского суда в соответствии с частью 1 статьи 33 АПК РФ только в случае, если помимо первого условного критерия дополнительно будут соблюдены следующие критерии.

Во-первых, юридическое лицо, все участники юридического лица, а также иные лица, которые являются истцами или ответчиками в таких спорах, должны заключить третейское соглашение о передаче таких споров в третейский суд.

Новеллой процессуального законодательства является введение дополнительных или условных критериев арбитрабильности.

Согласно пункту 7 статьи 7 Закона об арбитраже арбитражное соглашение может быть также заключено путем включения его в устав юридического лица (за исключением акционерного общества с числом акционеров одна тысяча и более и публичного акционерного общества).

При этом такое арбитражное соглашение будет распространяться на споры участников юридического лица и самого юридического лица с иными лицами только в случае, если иное лицо прямо выразило свою волю об обязательности такого арбитражного соглашения.

Важно отметить, что в соответствии с пунктом 7 статьи 13 Закона № 409-ФЗ арбитражные соглашения о передаче в третейский суд споров, предусмотренных статьей 225.1 АПК РФ, могут быть заключены не ранее 1 февраля 2017 года. Указанные арбитражные соглашения, заключенные ранее 1 февраля 2017 года, считаются неисполнимыми. Таким образом, законодателем установлен переходный период для подготовки системы третейского разбирательства к рассмотрению большого количества корпоративных споров.

Во-вторых, такой спор может быть передан на рассмотрение третейского суда только в рамках третейского разбирательства, администрируемого постоянно действующим арбитражным учреждением, утвердившим, депонировавшим и разместившим на своем сайте в информационно-телекоммуникационной сети Интернет правила разбирательства корпоративных споров в порядке, установленном федеральным законом. Согласно пункту 11 статьи 2 Закона об арбитраже такими правилами являются правила арбитража корпоративных споров.

В-третьих, местом арбитража должна являться территория Российской Федерации.

Как усматривается из приведенной нормы, данные условные критерии арбитрабильности не применяются к спорам, указанным в пунктах 2 и 6 части 1 статьи 225.1 АПК РФ, то есть к спорам, связанным с принадлежностью акций, долей в уставном (складочном) капитале хозяйственных обществ и товариществ, паев членов кооперативов, установлением их обременений и реализацией вытекающих из них прав, и спорам, вытекающим из деятельности держателей реестра владельцев ценных бумаг, связанной с учетом прав на акции и иные ценные бумаги, с осуществлением держателем реестра владельцев ценных бумаг иных прав и обязанностей, предусмотренных федеральным законом в связи с размещением и (или) обращением ценных бумаг. Введение указанных требований к процедуре третейского разбирательства по корпоративным спорам является важнейшим положительным результатом проведенной реформы. Данные изменения в первую очередь могут позволить решить проблему «карманных» судов, а также должны гарантировать охрану прав третьих лиц.

В заключение отметим, что в настоящее время невозможно прийти к однозначному выводу об успешности проведенной реформы в целом. К положительным ее итогам следует отнести признание корпоративных споров арбитрабильными, установление перечня неарбитрабильных корпоративных споров, закрепление условных критериев арбитрабильности корпоративных споров. Несмотря на указанные положительные моменты, подход, избранный законодателем для установления арбитрабильности корпоративных споров, в будущем требует изменения, а нормы процессуального законодательства о корпоративных спорах в общем требуют поэтапного комплексного изменения.

Требуется концептуальное изменение норм права, касающихся корпоративных споров в целом, а не только их арбитрабильности.

Поделиться этой статьёй в социальных сетях:

Ещё из рубрики

Арбитражный процесс
Арбитражные споры № 2 (66) 2014
Оспаривание экспертного заключения в арбитражном (гражданском) процессе
25.03.2014
Самое читаемое Оспаривание экспертного заключения в арбитражном (гражданском) процессе Реформа гражданского кодекса Российской Федерации: общий комментарий новелл обязательственного права Об оспаривании наложенных в рамках исполнительного производства судебным приставом-исполнителем ареста на имущество, запрета на совершение регистрационных действий в отношении имущества Обзор судебной практики взыскания судебных расходов на оплату услуг представителя Подтверждение полномочий представителя должника (банкрота) и арбитражного управляющего в судебном заседании Судебная практика по делам, связанным с корректировкой таможенной стоимости товаров, с участием таможенных органов Проблемы исполнения обязательств должника-банкрота третьим лицом или учредителем Доминирующее положение хозяйствующего субъекта на товарном рынке О некоторых особенностях судебных споров об исправлении реестровых ошибок Взыскание судебных расходов в разумных пределах

Чтобы сохранить список чтения

вам нужно

Войти

или

Зарегистрироваться
Наверх

Сообщение в компанию

Обратите внимание, что отправка ссылок в сообщении ограничена.

 
* — обязательное для заполнения поле

 

Получите демодоступ

На 3 дня для вас будет открыт доступ к двум последним выпускам журнала Арбитражные споры -
№ 3 (103) и № 4 (104)