Ограничение нормами закона о теплоснабжении возможности оспаривания в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) единой теплоснабжающей организации договора энергоснабжения в качестве подозрительной сделки должника

Гринь Юлия Андреевна Помощник судьи Арбитражного суда Мурманской области

Глава III.1 Федерального закона от 26.10.02 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»1 (далее — Закон о банкротстве) устанавливает возможность оспаривания сделок должника, отвечающих критериям подозрительной сделки, предусмотренным пунктом 2 статьи 61.2 названного закона. 1 Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. № 43. Ст. 4190.

Согласно пункту 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве сделка, совершенная должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка была совершена в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления и в результате ее совершения был причинен вред имущественным правам кредиторов и если другая сторона сделки знала об указанной цели должника к моменту совершения сделки (подозрительная сделка). Предполагается, что другая сторона знала об этом, если она признана заинтересованным лицом либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника.

В силу положений статьи 61.1 Закона о банкротстве, разъяснений, изложенных в пунктах 1–2 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.10 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона „О несостоятельности (банкротстве)“»2, оспариванию по специальным основаниям, предусмотренным главой III.1 Закона о банкротстве (в том числе пунктом 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве), подлежат любые сделки должника, к которым относят также действия по полному или частичному прекращению обязательств. 2 Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2011. № 3.

Названные положения Закона о банкротстве в настоящее время часто применяются арбитражными судами при рассмотрении обособленных споров в рамках дел о несостоятельности (банкротстве).

Несмотря на широкий круг сделок, подлежащих оспариванию по специальным основаниям пункта 2 статьи 61.2, анализ действующего законодательства позволил выявить противоречие положений статьи 61.1 и пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве, предусматривающих возможность признания любой сделки должника недействительной при наличии соответствующих оснований, положениям Федерального закона от 27.07.10 № 190-ФЗ «О теплоснабжении»3 (далее — Закон о теплоснабжении), устанавливающим, что единая теплоснабжающая организация и теплоснабжающие организации, владеющие на праве собственности или ином законном основании источниками тепловой энергии и (или) тепловыми сетями в системе теплоснабжения, обязаны заключить договоры поставки тепловой энергии (мощности) и (или) теплоносителя в отношении объема тепловой нагрузки, распределенной в соответствии со схемой теплоснабжения (пункт 3 статьи 15 Закона о теплоснабжении). 3 Российская газета. 2010. 30 июля.

Наличие противоречия между указанными нормами можно установить, смоделировав правовую ситуацию со следующими условиями.

Конкурсный управляющий общества (должника) обратился в арбитражный суд с заявлением о признании сделки — договора энергоснабжения, заключенного должником с гарантирующим поставщиком после введения в отношении общества процедуры наблюдения, недействительной по специальным основаниям, предусмотренным пунктом 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве.

В обоснование заявленного требования конкурсный управляющий должника указал, что имеется совокупность оснований, предусмотренных пунктом 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве для признания данной сделки недействительной, а именно:

— договор энергоснабжения заключен после введения в отношении должника процедуры наблюдения, в том числе после публикации в официальном органе — газете «Коммерсантъ» сообщения о признании заявления общества о признании несостоятельным (банкротом) в порядке статьи 48 Закона о банкротстве обоснованным, введении процедуры наблюдения, об установлении срока для предъявления требований кредиторов к должнику; в связи с изложенным гарантирующий поставщик не мог не знать о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника на дату совершения спорной сделки;

— совокупная величина принятых на себя должником обязательств по оплате поставляемой гарантирующим поставщиком электроэнергии превысила двадцать и более процентов балансовой стоимости активов должника.

Спорный договор энергоснабжения заключен при следующих обстоятельствах.

На основании постановления администрации муниципального образования, на территории которого зарегистрировано общество, после даты введения в отношении последнего процедуры наблюдения ему присвоен статус единой теплоснабжающей организации (зона деятельности — многоквартирные дома).

Законность вынесения постановления администрации муниципального образования проверена в судебном порядке в рамках соответствующих арбитражных дел, оснований для признания указанного постановления незаконным не выявлено.

Статус единой теплоснабжающей организации присвоен обществу в силу пунктов 10–11 Правил организации теплоснабжения в Российской Федерации, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 08.08.12 № 8084 (далее — Правила). 4 Собрание законодательства Российской Федерации. 2012. № 34. Ст. 4734.

Пунктом 10 Правил установлено, что способность в лучшей мере обеспечить надежность теплоснабжения в соответствующей системе теплоснабжения определяется наличием у организации технических возможностей и квалифицированного персонала по наладке, мониторингу, диспетчеризации, переключениям и оперативному управлению гидравлическими и температурными режимами системы теплоснабжения и обосновывается в схеме теплоснабжения.

В случае если организациями не подано ни одной заявки на присвоение статуса единой теплоснабжающей организации, статус единой теплоснабжающей организации присваивается организации, владеющей в соответствующей зоне деятельности источниками тепловой энергии с наибольшей рабочей тепловой мощностью и(или) тепловыми сетями с наибольшей тепловой емкостью (пункт 11 указанных Правил).

На дату вынесения постановления администрации муниципального образования о присвоении должнику статуса единой теплоснабжающей организации, согласно действовавшей на момент принятия указанного постановления схеме теплоснабжения муниципального образования, утвержденной соответствующим решением представительного органа местного самоуправления, в зоне деятельности многоквартирных домов находились источник теплоснабжения (электрокотельная), а также обособленные тепловые сети, подключенные только к данной котельной, принадлежащие на праве собственности должнику.

Поскольку не было подано ни одной заявки на присвоение статуса единой теплоснабжающей организации в указанной зоне деятельности, администрация муниципального образования приняла решение о присвоении статуса единой теплоснабжающей организации должнику как поставщику тепловой энергии, владеющему в соответствующей зоне деятельности источниками тепловой энергии с наибольшей рабочей тепловой мощностью и (или) тепловыми сетями с наибольшей тепловой емкостью.

Согласно пункту 3 статьи 15 Закона о теплоснабжении единая теплоснабжающая организация и теплоснабжающие организации, владеющие на праве собственности или ином законном основании источниками тепловой энергии и (или) тепловыми сетями в системе теплоснабжения, обязаны заключить договоры поставки тепловой энергии (мощности) и (или) теплоносителя в отношении объема тепловой нагрузки, распределенной в соответствии со схемой теплоснабжения. Договор поставки тепловой энергии (мощности) и(или) теплоносителя заключается в порядке и на условиях, которые предусмотрены названным федеральным законом для договоров теплоснабжения, с учетом особенностей, установленных Правилами организации теплоснабжения, утвержденными Правительством Российской Федерации.

Аналогичная обязанность единой теплоснабжающей организации предусмотрена пунктом 12 Правил, в соответствии с которым единая теплоснабжающая организация при осуществлении своей деятельности обязана:

— заключать и исполнять договоры теплоснабжения с любыми обратившимися к ней потребителями тепловой энергии, теплопотребляющие установки которых находятся в данной системе теплоснабжения при условии соблюдения указанными потребителями выданных им в соответствии с законодательством о градостроительной деятельности технических условий подключения к тепловым сетям;

— заключать и исполнять договоры поставки тепловой энергии (мощности) и (или) теплоносителя в отношении объема тепловой нагрузки, распределенной в соответствии со схемой теплоснабжения;

— заключать и исполнять договоры оказания услуг по передаче тепловой энергии, теплоносителя в объеме, необходимом для обеспечения теплоснабжения потребителей тепловой энергии с учетом потерь тепловой энергии, теплоносителя при их передаче.

Разделом IV Правил определены особенности заключения договоров поставки тепловой энергии (мощности) и (или) теплоносителя.

Из изложенного следует, что присвоение должнику после введения процедуры наблюдения статуса единой теплоснабжающей организации в силу императивных норм Закона о теплоснабжении повлекло возникновение у должника обязанности по осуществлению теплоснабжения многоквартирных домов путем заключения с гарантирующим поставщиком договора поставки электрической энергии на источник теплоснабжения (электрокотельная), находящийся во владении должника (спорный договор энергоснабжения).

Поскольку должник с заявкой о присвоении ему статуса единой теплоснабжающей организации в орган местного самоуправления не обращался, данный статус присвоен ему органом местного самоуправления самостоятельно в силу пункта 11 Правил — ввиду отсутствия заявок на присвоение статуса единой теплоснабжающей организации в зоне теплоснабжения многоквартирных домов, а также вследствие владения должником в соответствующей зоне деятельности источниками тепловой энергии с наибольшей рабочей тепловой мощностью и тепловыми сетями с наибольшей тепловой емкостью.

При этом в силу пункта 15 Правил должник в связи с присвоением ему по инициативе органа местного самоуправления статуса единой теплоснабжающей организации на основании пункта 11 Правил фактически утратил возможность инициировать в отношении себя процедуру прекращения осуществления функций единой теплоснабжающей организации путем подачи соответствующей заявки.

Учитывая изложенное, следует сделать вывод о том, что для должника заключение договора энергоснабжения с гарантирующим поставщиком являлось обязательным, поскольку обеспечивало реализацию функций единой теплоснабжающей организации в районе теплоснабжения многоквартирных домов, осуществление которой было вменено должнику в обязанности вне зависимости от факта введения в отношении него процедуры наблюдения.

Представляется, что в рассматриваемой ситуации возникает коллизия норм Закона о теплоснабжении (в частности, пункта 3 статьи 15 названного закона), подзаконного акта — Правил организации теплоснабжения в Российской Федерации (пункты 11, 12) и Закона о банкротстве (пункт 2 статьи 61.2), которая в случае, когда обязанности единой теплоснабжающей организации в порядке пункта 11 Правил возлагаются на юридическое лицо, находящееся в процедуре наблюдения, при этом последнее в силу социальной и общественной значимости возложенных на него обязанностей, императивности норм Закона о теплоснабжении, предписывающих в обязательном порядке единым теплоснабжающим организациям заключать договоры поставки тепловой энергии, и диспозитивности норм Закона о банкротстве, допускающих возможность осуществления в процедуре наблюдения деятельности по теплоснабжению, подлежит разрешению, по мнению автора, в пользу норм Закона о теплоснабжении и соответствующих подзаконных актов.

При таких обстоятельствах отсутствуют основания для применения на практике к правоотношениям сторон, аналогичным изложенным выше, положений пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве. Апеллируя на возможные возражения против указанной позиции, касающиеся наращивания в связи с заключением в процедуре наблюдения договора энергоснабжения обязательств должника перед гарантирующим поставщиком, причинения тем самым имущественного ущерба интересам кредиторов, автор полагает необходимым акцентировать внимание на том обстоятельстве, что деятельность единой теплоснабжающей организации, помимо того что является обязательной и социально значимой, в силу статей 309, 310, 539, 544 Гражданского кодекса Российской Федерации5, статьи13 Закона о теплоснабжении является возмездной, направленной на получение дохода. 5 Собрание законодательства Российской Федерации. 1994. № 32. Ст. 3301; Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. № 5. Ст. 410.

Более того, законодательством в сфере государственного регулирования цен (тарифов) на тепловую энергию предусмотрена компенсация выпадающих доходов для организаций, осуществляющих теплоснабжение по регулируемым ценам (Закон о теплоснабжении, постановление Правительства Российской Федерации от 22.10.12 № 1075 «О ценообразовании в сфере теплоснабжения»6, Методические указания по расчету регулируемых цен (тарифов) в сфере теплоснабжения, утвержденные приказом Федеральной службы по тарифам от 13.06.13 № 760-э7). 6 Собрание законодательства Российской Федерации. 2012. № 44. Ст. 6022 7 Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2013. № 33.

Судебная практика по оспариванию конкурсными управляющими в процедуре конкурсного производства договоров энергоснабжения является достаточно немногочисленной, что, по мнению автора, объясняется публичным характером указанных договоров, обязательностью их заключения и исполнения в случае, если должник осуществляет функции единой теплоснабжающей организации.

Анализ имеющейся судебной практики по рассматриваемой тематике показал, что к условиям, с наличием которых суды связывают возможность признания договоров энергоснабжения недействительными, могут быть отнесены следующие обстоятельства:

1) заключение договора энергоснабжения с лицом, не обладающим на праве собственности или ином законном праве энергопринимающим устройством (постановления Девятого арбитражного апелляционного суда от 01.09.15 по делу № А40-15287/14; Арбитражного суда Поволжского округа от 31.05.16 по делу №А55-13310/2013);

2) возложение договором энергоснабжения на должника дополнительных обязанностей, не предусмотренных императивными правовыми нормами (постановление Арбитражного суда Уральского округа от 10.02.16 по делу № А60-40492/2014).

Приведенные выше примеры судебных актов, в соответствии с которыми удовлетворены требования конкурсных управляющих о признании недействительными договоров энергоснабжения, относятся к случаям заключения договоров энергоснабжения абонентами (должниками) для собственных нужд, а не для целей исполнения функций единой теплоснабжающей организации.

Вместе с тем в ситуациях, когда должнику присвоен статус единой теплоснабжающей организации, заключение договора энергоснабжения приобретает особый смысл и особую значимость, связанную с выполнением должником социальной и общественной функции по обеспечению коммунальными ресурсами потребителей, в том числе населения.

Следовательно, договор энергоснабжения, заключаемый должником с соответствующим гарантирующим поставщиком, помимо того что в силу императивных норм Закона о теплоснабжении является обязательным к заключению и исполнению, становится неотъемлемой частью комплекса выполняемых должником мероприятий по осуществлению хозяйственной деятельности по теплоснабжению, деятельности, как указывалось выше, направленной на получение дохода, что в свою очередь не позволяет однозначно утверждать о причинении заключением названного договора имущественного вреда кредиторам.

Поделиться этой статьёй в социальных сетях:

Ещё из рубрики

Арбитражный процесс
Арбитражные споры № 2 (66) 2014
Оспаривание экспертного заключения в арбитражном (гражданском) процессе
25.03.2014
Самое читаемое Оспаривание экспертного заключения в арбитражном (гражданском) процессе Реформа гражданского кодекса Российской Федерации: общий комментарий новелл обязательственного права Об оспаривании наложенных в рамках исполнительного производства судебным приставом-исполнителем ареста на имущество, запрета на совершение регистрационных действий в отношении имущества Обзор судебной практики взыскания судебных расходов на оплату услуг представителя Подтверждение полномочий представителя должника (банкрота) и арбитражного управляющего в судебном заседании Судебная практика по делам, связанным с корректировкой таможенной стоимости товаров, с участием таможенных органов Проблемы исполнения обязательств должника-банкрота третьим лицом или учредителем Доминирующее положение хозяйствующего субъекта на товарном рынке О некоторых особенностях судебных споров об исправлении реестровых ошибок Взыскание судебных расходов в разумных пределах

Чтобы сохранить список чтения

вам нужно

Войти

или

Зарегистрироваться
Наверх

Сообщение в компанию

Обратите внимание, что отправка ссылок в сообщении ограничена.

 
* — обязательное для заполнения поле

 

Получите демодоступ

На 3 дня для вас будет открыт доступ к двум последним выпускам журнала Арбитражные споры -
№ 3 (103) и № 4 (104)