Официальное издание Арбитражного суда Северо-Западного округа

Практика рассмотрения ФАС СЗО дел, связанных с оспариванием постановлений о привлечении к административной ответственности за нарушение валютного законодательства

Бухарцев Сергей Николаевич Заместитель председателя Арбитражного суда Северо-Западного округа
Набат Ирина Вячеславовна Помощник судьи Арбитражного суда Северо-Западного округа

В настоящее время правовые основы и принципы валютного регулирования и валютного контроля в Российской Федерации, полномочия органов валютного регулирования, права и обязанности резидентов и нерезидентов в отношении владения, пользования и распоряжения валютными ценностями, валютой Российской Федерации и внутренними ценными бумагами, а также права и обязанности органов и агентов валютного контроля (далее — органы и агенты валютного контроля) определены в Федеральном законе Российской Федерации от 10.12.03 № 173-ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле» (далее — Закон № 173-ФЗ, Закон «О валютном регулировании и валютном контроле»).

В соответствии со статьей 25 Закона № 173-ФЗ резиденты и нерезиденты, нарушившие положения актов валютного законодательства Российской Федерации и актов органов валютного регулирования, несут ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Такая ответственность предусмотрена статьей 15.25 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее — КоАП РФ). Нарушения валютного законодательства относятся к административным правонарушениям в области финансов, налогов и сборов, рынка ценных бумаг и квалифицируются в зависимости от составов административных правонарушений.

Оспаривание постановлений органов валютного контроля о привлечении юридических лиц и индивидуальных предпринимателей к административной ответственности за нарушение валютного законодательства является одной из распространенных категорий дел, рассматриваемых Федеральным арбитражным судом Северо-Западного округа (далее — ФАС СЗО). При этом большинство споров указанной категории составляют споры по обжалованию постановлений о привлечении юридических лиц к административной ответственности на основании частей 4 и 6 статьи 15.25 КоАП РФ. Анализ судебной практики показал, что она складывается не в пользу органов валютного контроля, что обусловлено как неверным установлением объективной и субъективной сторон административных правонарушений, так и неправильным применением органами валютного контроля положений Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Административные правонарушения, квалифицируемые по части 4 статьи 15.25 КоАП РФ

Объективная сторона административного правонарушения, квалифицируемого по части 4 статьи 15.25 КоАП РФ, состоит в невыполнении резидентом в установленный срок обязанности по получению на свои банковские счета в уполномоченных банках иностранной валюты или валюты Российской Федерации, причитающихся за переданные нерезидентам товары, выполненные для нерезидентов работы, оказанные нерезидентам услуги либо за переданные нерезидентам информацию или результаты интеллектуальной деятельности, в том числе исключительные права на них.

Обязанность резидентов при осуществлении внешнеторговой деятельности обеспечить получение от нерезидентов на свои банковские счета в уполномоченных банках иностранной валюты или валюты Российской Федерации в сроки, предусмотренные внешнеторговыми договорами (контрактами), установлена пунктом 1 статьи 19 Закона № 173-ФЗ.

По мнению ФАС СЗО, при установлении объективной стороны этого административного правонарушения, прежде всего, необходимо исходить из того, что срок поступления выручки в первую очередь должен определяться исходя из условий договора, в том числе и при определении порядка исчисления периода времени, в течение которого покупатель должен оплатить товар, и даты события, с которой должен исчисляться данный период времени. В данном случае анализ условий внешнеторгового договора имеет приоритетное значение для правильного определения события административного правонарушения.

В большинстве случаев основанием для отмены постановлений органов валютного контроля о привлечении к административной ответственности является отсутствие вины юридических лиц и индивидуальных предпринимателей в совершении административных правонарушений, квалифицируемых по части 4 статьи 15.25 КоАП РФ. Федеральным арбитражным судом Северо-Западного округа выработан единый подход к установлению события и состава данного вида правонарушения.

Далее предлагаем Вашему вниманию некоторые выводы, к которым пришел ФАС СЗО при рассмотрении кассационных жалоб на судебные акты арбитражных судов по делам об оспаривании постановлений о привлечении к административной ответственности на основании части 4 статьи 15.25 КоАП РФ.

Составление протокола об административном правонарушении без указания количества неоплаченного товара и без определения точного размера не поступившей на счет резидента валютной выручки свидетельствует о неустановлении территориальным управлением федеральной службы финансово-бюджетного надзора (далее — управление Росфиннадзора) события административного правонарушения, предусмотренного частью 4 статьи 15.25 КоАП РФ, и влечет отмену оспариваемого постановления.

В соответствии с внешнеэкономическим контрактом общество экспортировало по грузовой таможенной декларации (далее — ГТД) товар (лесоматериалы).

По условиям контракта, поставляемый товар принимался и под-лежал окончательной оплате по результатам измерения объема и проверки качества в конечном пункте назначения, проводимым грузополучателем в течение пяти рабочих дней с момента прибытия товара. Оплата товара производилась банковским переводом в евро в течение трех банковских дней с момента получения приемо-сдаточного акта, составленного на основании акта приемки, но не позднее ста пятидесяти дней после даты отгрузки товара. Датой отгрузки считалась дата пересечения товаром таможенной границы Российской Федерации. При рекламации партии груза или ее части оплата производилась после письменного соглашения сторон по данному факту.

В результате проверки поступления валютной выручки по контракту управление Росфиннадзора установило, что согласно актам приемки обмерных грузов общий объем поставленного товара составил 2229,94 куб. м по цене 30,5 евро за 1 куб. м, а общая сумма принятого по актам приемки товара — 68 013,17 евро. Сумма, зачисленная на счет общества за весь период действия контракта, — 67 902,19 евро. Таким образом, от покупателя в адрес общества (экспортера) не поступило 110,98 евро. Вместе с тем управление Росфиннадзора сделало вывод о том, что общая сумма денежных средств, не поступивших на расчетный счет общества и причитающихся за переданные нерезиденту лесоматериалы по контракту, составляет 800,28 евро. Этот вывод обусловлен тем, что общее количество товара, признанного негодным (забракованным) по актам приемки, составило 22,6 куб. м, а рекламация товара покупателем не производилась. Таким образом, оплате подлежат еще 689,30 евро за забракованный товар (по цене качественного товара).

Управление Росфиннадзора возбудило в отношении общества дело об административном правонарушении применительно к части 4 статьи 15.25 КоАП РФ, составило протокол об административном правонарушении и привлекло общество к административной ответственности.

Общество обжаловало постановление управления о привлечении к административной ответственности в арбитражный суд.

Суд первой инстанции удовлетворил требования общества и указал на существенное нарушение управлением Росфиннадзора административной процедуры: в протоколе об административном правонарушении не установлено событие правонарушения по факту непоступления 689,30 евро.

Суд кассационной инстанции поддержал выводы суда первой инстанции по следующим основаниям.

В силу положений статьи 26.2 КоАП РФ доказательствами по делу об административном правонарушении являются любые фактические данные, на основании которых судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело, устанавливают наличие или отсутствие события административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела. Эти данные устанавливаются протоколом об административном правонарушении, иными протоколами, Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях, объяснениями лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, показаниями потер певшего, свидетелей, заключениями эксперта, иными документами, а также показаниями специальных технических средств, вещественными доказательствами. Не допускается использование доказательств, полученных с нарушением закона.

В части 2 статьи 28.2 КоАП РФ определяется содержание протокола об административном правонарушении, называются данные, которые должны быть внесены в него. В протоколе должны содержаться фактические сведения о событии административного право-нарушения, времени, месте, причиненном ущербе и других имеющих юридическое значение обстоятельствах его совершения.

В данном случае в протоколе об административном правонарушении не указано, какие партии товара (по каким ГТД) могут считаться принятыми грузополучателем с указанием на брак, каково точное количество забракованного и неоплаченного товара. Из материалов дела также следует, что в ходе проверки при составлении протокола об административном правонарушении, а также при рассмотрении административного дела управление Росфиннадзора не располагало точными сведениями относительно количества товара, отбракованного грузополучателем, в связи с «нечитаемыми данными в актах приемки». Поэтому и размер не полученной обществом валютной выручки не может считаться установленным.

Таким образом, нельзя признать доказанным событие вмененного заявителю правонарушения. Как следствие, неправомерной является и санкция, примененная административным органом (пункт 3 части 1 статьи 3.5 КоАП РФ, часть 4 статьи 15.25 КоАП РФ), что является достаточным основанием для удовлетворения заявленных обществом требований в силу части 4 статьи 210 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

(Постановление ФАС СЗО от 18.05.06 по делу № А52-6843/2005/2 и другие.)

Проводимая обществом-резидентом претензионная работа по зачислению на свои банковские счета в уполномоченных банках иностранной валюты, при-читающейся за переданные нерезидентам товары, может свидетельствовать об отсутствии его вины в совершении административного правонарушения, квалифицируемого по части 4 статьи 15.25 КоАП РФ.

В соответствии с внешнеэкономическим контрактом общество (продавец) экспортировало товары (лесоматериалы) по 21 ГТД. Согласно ГТД общество являлось декларантом и отправителем товара. Товары фактически вывезены за пределы Российской Федерации.

Согласно пункту 5 контракта покупатель (иностранный контрагент) полностью оплачивает товары в течение пяти дней после пересечения ими границы Российской Федерации.

В ходе контроля за поступлением валютной выручки от экспорта товаров таможней установлено, что в нарушение требований статьи 19 Федерального закона от 10.12.03 № 173-ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле» по всем указанным ГТД общество нарушило сроки зачисления валютной выручки на свои банковские счета. Нарушение предусмотренного контрактом срока поступления валютных средств по различным ГТД составило от 1 до 14 дней. Оплата отгруженных товаров произведена в полном объеме.

Таможня возбудила в отношении общества дело об административном правонарушении применительно к части 4 статьи 15.25 КоАП РФ, составила протокол об административном правонарушении и передала дело в управление Росфиннадзора для рас смотрения.

Постановлением управления Росфиннадзора общество признано виновным в совершении одного административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью 4 статьи 15.25 КоАП РФ (в редакции Закона № 118-ФЗ).

Общество обжаловало постановление управления о привлечении к административной ответственности в арбитражный суд.

Суд первой инстанции удовлетворил заявление общества и указал на то, что вина общества в совершении вмененного право на рушения не может считаться доказанной (части 1 и 2 статьи 2.1 КоАП РФ). При этом суд посчитал общество принявшим должные меры к своевременному получению валютной выручки, оценив соответствующую переписку заявителя с иностранным контр агентом и ведение им претензионной работы как действия, позволяющие признать экспортера добросовестным.

Кроме того, суд первой инстанции указал на формальный подход управления Росфиннадзора к решению вопроса об условиях реализации экспортером договорных прав с его давним и надежным партнером (имея в виду мнение управления о том, что общество могло изменить условия платежа по контракту с целью избежать столь суровой меры административного наказания).

Кассационная коллегия посчитала, что в данном случае такая оценка судом действий административного органа и заявителя основана на правильном применении норм процессуального права (часть 1 статьи 65, статья 71, часть 4 статьи 210 АПК РФ) и отвечает стремлению правоприменителя достичь баланса между частными и публичными интересами.

(Постановления ФАС СЗО от 19.01.06 по делу № А05-12135/2005-20, от 20.03.06 по делу № А21-4510/2005-С1, от 11.04.06 по делу № А56-56370/2005 и другие.)

Административные правонарушения, квалифицируемые по части 6статьи 15.25 КоАП РФ

Объективную сторону административного правонарушения, квалифицируемого по части 6 статьи 15.25 КоАП РФ, составляют несоблюдение резидентами установленных порядка и сроков представления форм учета и отчетности по валютным операциям, нарушение установленного порядка использования специального счета и (или) резервирования, нарушение установленных единых правил оформления паспортов сделок либо нарушение установленных сроков хранения учетных и отчетных документов или паспортов сделок.

Обязанность резидентов вести в установленном порядке учет и составлять отчетность по проводимым ими валютным операциям установлена подпунктом 2 пункта 2 статьи 24 и пунктом 4 статьи 5 Закона «О валютном регулировании и валютном контроле». Единые формы учета и отчетности по валютным операциям, порядок и сроки их представления устанавливаются Центральным банком Российской Федерации (далее — ЦБ РФ).

Однако на декабрь 2007 года в отношении резидентов, не являющихся уполномоченными банками, а также нерезидентов формы учета и отчетности по валютным операциям, порядок и сроки их представления не установлены, а Центральным банком России определен лишь порядок представления резидентами и нерезидентами уполномоченным банкам подтверждающих документов и информации при осуществлении валютных операций (Положение ЦБ РФ от 01.06.04 № 258-П «О порядке представления резидентами уполномоченным банкам подтверждающих документов и информации, связанных с проведением валютных операций с нерезидентами по внешнеторговым сделкам, и осуществления уполномоченными банками контроля за проведением валютных операций», Инструкция ЦБ РФ от 15.06.04 № 117-И «О порядке представления резидентами и нерезидентами уполномоченным банкам документов и информации при осуществлении валютных операций, порядке учета уполномоченными банками валютных операций и оформления пас-портов сделок»).

К документам и информации, связанным с проведением валютных операций, относятся справка о валютной операции, справка о подтверждающих документах, справка о расчетах через счета за рубежом, справка о поступлении валюты Российской Федерации.

Таким образом, по состоянию на декабрь 2007 года нормативными актами Центрального банка Российской Федерации такие документы, как справка о подтверждающих документах, справка о расчетах через счета за рубежом и справка о поступлении валюты Российской Федерации не отнесены к категории документов, являющихся формами учета и отчетности по валютным операциям.

Данное обстоятельство необходимо учитывать при рассмотрении дел об оспаривании решений органов валютного контроля о привлечении к административной ответственности по части 6 статьи 15.25 КоАП РФ (письмо Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20.08.07).

(На момент публикации настоящей статьи Указанием Центрального банка Российской Федерации от 10.12.07 № 1950-У «О формах учета по валютным операциям, осуществляемым резидентами, за исключением кредитных организаций и валютных бирж», вступившим в силу с 27.01.08, установлено, что формами учета по валютным операциям для резидентов, за исключением кредитных организаций и валютных бирж, являются документы, требования о предоставлении которых в уполномоченный банк установлены Инструкцией ЦБ РФ № 117-И и Положением ЦБ РФ № 258-П, а именно: справка о валютных операциях, справка о поступлении валюты Российской Федерации, справка о подтверждающих документах. — Прим. авт.)

В то же время Центральный банк Российской Федерации в целях обеспечения учета и отчетности по валютным операциям в соответствии с Законом «О валютном регулировании и валютном контроле» (часть 1 статьи 20 Закона) установил единые правила оформления резидентами в уполномоченных банках паспорта сделки при осуществлении валютных операций между резидентами и нерезидентами. Эти правила также определены Инструкцией ЦБ РФ № 117-И.

Нарушение установленных единых правил оформления паспортов сделок также влечет за собой привлечение к административной ответственности по части 6 статьи 15.25 КоАП РФ.

Далее предлагаем Вашему вниманию некоторые выводы, которые сделал ФАС СЗО при рассмотрении указанной категории дел.

Непредставление таможенному органу паспорта сделки при таможенном оформлении товара не является нарушением валютного законодательства, ответственность за которое предусмотрена частью 6 статьи 15.25 КоАП РФ.

На основании двух внешнеторговых контрактов общество от-крыло два паспорта сделки. В дальнейшем общество по этим двум контрактам ввезло товар на территорию Российской Федерации и оформило его по ГТД.

Пунктом 1 приказа Государственного таможенного комитета Российской Федерации от 03.12.03 № 1377 «О представлении паспорта сделки при декларировании и выпуске товаров» (далее — Приказ ГТК № 1377) предусмотрено, что при помещении товаров под заявляемый таможенный режим, если перемещение товаров через таможенную границу Российской Федерации либо изменение их таможенного режима осуществляется на основании договора, на который в соответствии с законодательством Российской Федерации и иными правовыми актами распространяется требование об оформлении паспорта сделки, декларант обязан представить таможенному органу паспорт сделки и указать в грузовой таможенной декларации его реквизиты (номер и дату). В соответствии с Приказом ГТК № 1377 общество при оформлении грузовой таможенной декларации представило в отдел оформления и таможенного контроля таможенного поста только один паспорт сделки, открытый на основании контракта. Другой паспорт сделки не был представлен и не указан в грузовой таможенной декларации.

Согласно части 2 статьи 20 Федерального закона от 10.12.03 № 173-ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле» паспорт сделки содержит сведения, необходимые для учета и отчетности по валютным операциям между резидентами и нерезидентами. Таможенные органы являются агентами валютного контроля, в связи с чем управление Росфиннадзора квалифицировало факт не представления декларантом паспорта сделки при таможенном оформлении товара как нарушение валютного законодательства и вы-несло постановление о привлечении общества к административной ответственности, предусмотренной частью 6 статьи 15.25 КоАП РФ.

Арбитражный суд признал оспариваемое постановление незаконным со ссылкой на то, что в ходе таможенного контроля таможня не требовала от декларанта представления второго паспорта сделки. Ссылка управления Росфиннадзора на Приказ ГТК РФ № 1377, согласно которому представление паспорта сделки в ходе таможенного оформления является условием выпуска товара, су-дом не принята в качестве правового аргумента из-за отсутствия у Государственного таможенного комитета Российской Федерации полномочий на установление порядка представления резидентами и нерезидентами информации и документов при осуществлении валютных операций.

Кассационная коллегия оставила обжалуемое решение суда без изменения по следующим основаниям.

В соответствии с подпунктом 1 пункта 2 статьи 24 Закона № 173-ФЗ резиденты и нерезиденты, осуществляющие в Российской Федерации валютные операции, обязаны представлять органам и агентам валютного контроля документы и информацию, которые предусмотрены статьей 23 названного Закона. В силу пункта 4 статьи 23 Закона № 173-ФЗ в целях осуществления валютного контроля агенты валютного контроля в пределах своей компетенции имеют право запрашивать и получать от резидентов и нерезидентов документы (копии документов), связанные с проведением валютных операций, открытием и ведением счетов, в том числе и паспорт сделки. Судом первой инстанции установлено и материалами дела подтверждается, что таможня, выполняя функции агента валютного контроля, не запрашивала у декларанта паспорт сделки, а следовательно, положения пункта 4 статьи 23 Закона № 173-ФЗ обществом не нарушены.

Непредставление обществом паспорта сделки, что предусмотрено Приказом ГТК РФ № 1377, не является нарушением валютного законодательства, ответственность за которое предусмотрена частью 6 статьи 15.25 КоАП РФ. В соответствии с частью 3 статьи 23 Закона № 173-ФЗ порядок представления резидентами и нерезидентами подтверждающих документов и информации при осуществлении валютных операций агентам валютного контроля (то есть и таможенным органам) устанавливается Правительством Российской Федерации и Центральным банком Российской Федерации. Такой порядок на дату возникновения спорных правоотношений Правительством Российской Федерации не установлен. Часть 3 статьи 23 Закона № 173-ФЗ содержит императивное предписание о субъектах нормотворчества в области валютных отношений, в числе которых не назван Государственный таможенный комитет Российской Федерации, что не позволяет отнести изданный им подзаконный акт к источникам валютного права.

Из изложенного следует, что бездействие лица, выраженное в неисполнении Приказа ГТК РФ № 1377, могло быть расценено как правонарушение, посягающее на порядок таможенного оформления товаров, а не на порядок, установленный нормами валютного законодательства.

Поскольку управление Росфиннадзора квалифицировало действия по части 6 статьи 15.25 КоАП РФ, которой предусмотрена административная ответственность за нарушение валютного законодательства, оспариваемое постановление является незаконным

(Постановление ФАС СЗО от 14.02.06 по делу № А56-47531/05 и другие).

Неправильное указание в паспорте сделки собственного наименования, наименования иностранного контрагента и даты заключения внешнеэкономического контракта образует объективную сторону административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью 6 статьи 15.25 КоАП РФ.

Предприятие заключило с иностранной фирмой стандартный тайм-чартер на сдачу в аренду судна и оформило в банке паспорт сделки. В связи с переходом на расчетное обслуживание в другой банк паспорт сделки был закрыт и оформлен новый. В ходе мероприятий валютного контроля выявлено, что при оформлении пас-портов сделки заявитель указал свое сокращенное наименование, неправильные сведения об основном государственном регистрационном номере, индивидуальном номере налогоплательщика, дате заключения внешнеэкономического контракта, а также неверное наименование иностранного контрагента

Нарушение правил оформления паспортов сделки послужило основанием для привлечения предприятия к административной ответственности, предусмотренной частью 6 статьи 15.25 КоАП РФ. Постановление управления Росфиннадзора о привлечении пред-приятия к административной ответственности оспорено в арбитражный суд.

Отказывая предприятию в удовлетворении заявления, суд первой инстанции установил, что при заполнении паспортов сделки оно неправильно указало собственное наименование, наименование иностранного контрагента и дату заключения внешнеэкономического контракта. В названных действиях заявителя суд первой инстанции усмотрел состав вменяемого ему в вину административного правонарушения.

Апелляционная инстанция с выводом суда не согласилась, сославшись на то, что сокращенное наименование предприятия в пас порте сделки соответствует положениям Инструкции ЦБ РФ № 117-И, не требующим указания полного наименования резидента. Опечатки в дате контракта и наименовании контрагента расценены судом апелляционной инстанции как устранимые и не образующие объективной стороны состава административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью 6 статьи 15.25 КоАП РФ.

Суд кассационной инстанции посчитал, что апелляционный суд неправильно применил нормы материального права и указал на следующее.

Единые правила оформления паспортов сделок установлены Центральным банком Российской Федерации в соответствии с полномочиями, предоставленными пунктом 1 статьи 20 Закона № 173-ФЗ, и содержатся в разделе II Инструкции ЦБ РФ № 117-И.

Согласно порядку заполнения паспорта сделки в пункте 1.1 раз-дела 1 указывается полное наименование юридического лица в соответствии с записью в Едином реестре юридических лиц (пункт 3); в графе 1 раздела 2 — наименование иностранного контрагента, а в графе 2 раздела 3 — дата подписания контракта (пункт 4).

Как следует из материалов дела, в нарушение приведенных нормативных положений предприятие указало в паспорте сделки свое сокращенное наименование, неправильные наименование иностранного контрагента и дату заключения контракта.

Таким образом, заявитель нарушил единые правила оформления паспортов сделки, а эти действия запрещены пунктом 6 статьи 15.25 КоАП РФ под угрозой административного наказания. Любые опечатки в паспорте сделки являются устранимыми, что, однако, не свидетельствует об отсутствии нарушений резидентом правил его оформления.

Кассационная коллегия отменила постановление апелляционной инстанции и оставила в силе решение суда первой инстанции.

(Постановление ФАС СЗО от 28.08.06 по делу № А42-12764/2005 и другие.)

Внесение сторонами сделки изменений (дополнений) в контракт, не затрагивающих сведений, указанных в оформленном резидентом паспорте сделки, и представление этих сведений в уполномоченный банк после совершения валютной операции не могут рассматриваться как нарушение установленных единых правил оформления паспортов сделок и не образуют объективную сторону административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью 6 статьи 15.25 КоАП РФ.

Общество (продавец) заключило с иностранной компанией контракт на поставку российских товаров в ассортименте.

По условиям контракта общество обязано осуществлять поставку товаров отдельными партиями на общую сумму 3 000 000 рублей, а покупатель должен произвести платеж за партию товара не позднее 20 календарных дней с даты отгрузки со склада продавца. Контракт вступил в силу с даты его подписания и действовал до 20.01.06.

В разделе 3 паспорта сделки («Общие сведения о контракте») указаны номер контракта, дата его подписания, наименование и код валюты, общая сумма (3 000 000 рублей), а также дата завершения исполнения обязательств по контракту — 20.01.06.

Впоследствии, 16.03.05, стороны контракта заключили дополнительное соглашение к нему, которым изменены сроки оплаты партии товара: «покупатель должен произвести платеж за партию товара не позднее 30 календарных дней с даты отгрузки со склада продавца».

Общество представило это дополнительное соглашение в уполномоченный банк 28.10.05. Оплата товара, поставленного обществом по контракту, произведена нерезидентом платежным поручением в мае 2005 года.

По результатам контрольных мероприятий налоговая инспекция составила в отношении общества протокол об административном правонарушении по признакам деяния, предусмотренного частью 4 статьи 15.25 КоАП РФ.

В ходе рассмотрения дела об административном правонарушении управление Росфиннадзора переквалифицировало вмененное обществу деяние с части 4 статьи 15.25 КоАП РФ на часть 6 статьи 15.25 КоАП РФ. Административный орган установил, что в на рушение требований статьи 20 Закона № 173-ФЗ и пунктов 3.14 и 3.15 Инструкции ЦБ РФ № 117-И общество осуществило валютную операцию на основании изменений, внесенных в контракт дополнительным соглашением от 16.03.05, а изменения в досье паспорта сделки (далее — ПС) представлены в уполномоченный банк лишь 28.10.05 (то есть после совершения валютной операции).

Общество обжаловало постановление управления Росфиннадзора в судебном порядке.

При рассмотрении дела суд кассационной инстанции указал на следующее:

в силу положений статьи 20 Закона № 173-ФЗ ПС является доку-ментом, имеющим правовое значение для осуществления валютного регулирования, организации и проведения валютного контроля, и оформляется по единым правилам.

Резиденты и нерезиденты, осуществляющие в Российской Федерации валютные операции, обязаны представлять органам и агентам валютного контроля документы и информацию, которые предусмотрены статьей 23 Закона № 173-ФЗ; вести в установленном порядке учет и составлять отчетность по проводимым ими валютным операциям (пункт 2 статьи 24 Закона № 173-ФЗ).

Согласно пунктам 3.14 и 3.15 Инструкции ЦБ РФ № 117-И для оформления ПС резидент представляет в банк ПС документы, указанные в пункте 3.5 Инструкции, в установленном банком ПС порядке и в согласованный с банком ПС срок, не позднее осуществления первой валютной операции по контракту (кредитному договору) либо иного исполнения обязательств по контракту (кредитному договору). В случае внесения в контракт (кредитный договор) изменений или дополнений, затрагивающих сведения, указанные в оформленном резидентом ПС, либо изменения иной информации, указанной в оформленном ПС, резидент представляет в банк ПС следующие документы: два экземпляра ПС, переоформленного с учетом изменений, внесенных в контракт (кредитный договор), либо изменений иной информации, указанной в оформленном ПС; документы, подтверждающие вносимые изменения и дополнения в контракт (кредитный договор); иные документы (подпункты 3.15.1—3.15.4).

Резиденты и нерезиденты, нарушившие положения актов валютного законодательства Российской Федерации и актов органов валютного регулирования, несут ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации (статья 25 Закона № 173-ФЗ).

По смыслу приведенных нормативных положений общество действовало правомерно, поскольку в данном случае в силу требований Закона № 173-ФЗ для целей валютного контроля правовое значение имеют вносимые в контракт изменения, которые затрагивают сведения, указанные обществом в ПС, — общий срок действия контракта и его общую сумму. Заявитель (резидент) без ведома агента валютного контроля не изменил соответствующие сведения, заявленные контролирующему банку до начала исполнения контрактных обязательств и совершения валютных операций. Дополнительным соглашением к контракту не изменены ни общая сумма контракта, ни дата завершения его исполнения, ни другие сведения, указанные в ПС. В связи с этим суд первой инстанции сделал обоснованный вывод о том, что общество не обязано представлять его в уполномоченный банк.

Таким образом, изменение сторонами контракта срока платежа за отдельные партии товара, оплата партии товара в пределах общего срока действия договорных отношений и представление соответствующих сведений в уполномоченный банк после совершения валютной операции не могут рассматриваться как действия, образующие объективную сторону вмененного обществу правонарушения (часть 6 статьи 15.25 КоАП РФ). Иное казуальное толкование закона означало бы создание для общества (при реализации им гражданско-правовой сделки) ничем не оправданных правовых и фактических преград.

Следовательно, оспариваемое постановление управления Росфиннадзора не отвечает требованиям публичного порядка и является незаконным.

(Постановление ФАС СЗО от 06.10.06 по делу № А56-7909/2006 и другие.)

При рассмотрении данной категории споров необходимо учитывать, что указанием Центрального банка России от 08.08.06 № 1713-у внесены изменения в Инструкцию ЦБ РФ № 117-И, согласно которым форма паспорта сделки дополнена листом № 2.

Согласно названным изменениям, вступившим в силу с 01.11.06, в пункте 6.1 паспорта сделки необходимо учитывать условия о сроках и порядке расчетов по контракту. Следовательно, в случае изменения сроков платежа по контракту после 01.11.06 резиденту необходимо представить соответствующие сведения в уполномоченный банк до совершения валютной операции.

Нарушение органами валютного контроля срока давности привлечения к административной ответственности

Одним из оснований для признания незаконными и отмены постановлений органов валютного контроля является систематическое нарушение органами валютного контроля срока давности привлечения к административной ответственности за совершение валютного правонарушения.

Выводы судов о том, что неисполнение резидентом обязанности по получению на свои банковские счета в уполномоченных банках валютной выручки, в отношении которой установлен срок исполнения, не может расцениваться как длящееся административное правонарушение, не принимаются во внимание управлениями Росфиннадзора.

Таможня провела проверку поступления валютной выручки от реализации обществом товаров на экспорт, в результате которой установила, что согласно внешнеэкономическому контракту, заключенному с иностранной компанией, общество экспортировало свежемороженую рыбу. В соответствии с условиями оплаты по контракту покупатель производит предоплату в размере 80% по предоставлению отгрузочных документов, а оставшиеся 20% оплачиваются покупателем не позднее 2-х дней с момента прихода судна. По ГТД общество вывезло партию товара, которая получена покупателем 25.06.04. Однако денежные средства перечислены обществу 25.06.04 не в полном объеме по причине ненадлежащего качества поставленного товара. В адрес иностранного покупателя общество направило кредит-ноту на сумму недополученной выручки. Поскольку в срок, оговоренный в экспортном контракте, выручка не поступила на валютный счет продавца в полном объеме, таможня вынесла определение о возбуждении дела об административном правонарушении, предусмотренном пунктом 4 статьи 15.25 КоАП РФ, на основании которого составила протокол.

Постановлением управления Росфиннадзора общество привлечено к административной ответственности на основании части 4 статьи 15.25 КоАП РФ.

Общество обжаловало постановление о привлечении к административной ответственности в арбитражный суд.

Суды первой и апелляционной инстанций согласились с довода-ми управления Росфиннадзора о наличии в действиях заявителя со-става вмененного ему административного правонарушения, однако удовлетворили заявление общества, указав на пропуск административным органом срока давности привлечения к административной ответственности (статья 4.5 КоАП РФ).

Кассационная инстанция посчитала, что судебные инстанции правильно применили нормы материального и процессуального права.

В соответствии с частью 1 статьи 4.5 КоАП РФ постановление по делу об административном правонарушении не может быть вынесено по истечении двух месяцев со дня совершения административного правонарушения, а за нарушение валютного законодательства Российской Федерации и актов органов валютного регулирования — по истечении одного года со дня совершения административного правонарушения.

Согласно части 2 статьи 4.5 КоАП РФ при длящемся административном правонарушении сроки, предусмотренные частью 1 статьи 4.5 КоАП РФ, начинают исчисляться со дня обнаружения административного правонарушения.

Согласно разъяснениям, изложенным в пункте 14 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.05 № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях», длящимся является такое административное правонарушение (действие или бездействие), которое выражается в длительном непрекращающемся невыполнении или ненадлежащем выполнении обязанностей, возложенных на нарушителя законом. Невыполнение предусмотренной нормативным правовым актом обязанности к установленному в нем сроку не является длящимся административным правонарушением.

Из приведенных нормативных положений следует, что неисполнение обязанности, в отношении которой установлен срок исполнения, не может расцениваться как длящееся административное правонарушение. Аналогичная правовая позиция изложена в постановлении Президиума ВАС РФ от 06.12.05 № 9463/05.

Судами установлено, что срок поступления валютной выручки истек 27.06.04, тогда как оспариваемое постановление вынесено управлением Росфиннадзора 13.09.05, то есть по истечении одного года со дня совершения обществом вменяемого ему в вину административного правонарушения.

Поскольку сроки, предусмотренные статьей 4.5 КоАП РФ, являются пресекательными, выводы судов по существу спора соответствуют закону.

(Постановления ФАС СЗО от 14.09.06 по делу № А42-10156/2005, от 27.07.06 по делу № А56-59083/2005, от 07.03.07 по делу № А52-3268/2006/2 и другие.)

Оценка малозначительности валютного правонарушения

В ряде случаев при рассмотрении дел об оспаривании решений о привлечении к административной ответственности по статье 15.25 КоАП РФ важное значение имеет оценка малозначительности валютного правонарушения. она должна соотноситься с характером и степенью общественной опасности, причинением вреда либо угрозой причинения вреда личности, обществу или государству.

Исходя из позиции ФАС СЗО, по смыслу статьи 2.9 КоАП РФ оценка малозначительности деяния должна соотноситься с характером и степенью общественной опасности, причинением вреда либо угрозой причинения вреда личности, обществу или государству. Таким образом, административные органы обязаны установить не только формальное сходство содеянного с признаками того или иного административного правонарушения, но и решить вопрос об общественной опасности деяния.

В пункте 18 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 02.06.04 № 10 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях» (далее — Постановление Пленума ВАС РФ от 02.06.04 № 10) разъяснено, что при квалификации правонарушения в качестве малозначительного судам необходимо исходить из оценки конкретных обстоятельств его совершения. Малозначительность правонарушения имеет место при отсутствии существенной угрозы охраняемым общественным отношениям.

Существенная угроза охраняемым общественным отношениям заключается не в наступлении каких-либо материальных последствий правонарушения, а в пренебрежительном отношении заявителя к исполнению своих публично-правовых обязанностей, к формальным требованиям публичного права.

(Постановления ФАС СЗО от 10.11.06 по делу № А21-11753/2005, от 25.01.06 по делу № А05-12154/05-20, от 19.02.07 по делу № А26-5614/2006-24.)

Отсутствие у арбитражного суда административных юрисдикционных полномочий

При рассмотрении дел по правилам параграфа 2 главы 25 арбитражного процессуального кодекса российской федерации арбитражный суд действует в рамках состязательного судопроизводства, а не административной процедуры, в силу чего он лишен полномочий административного органа, привлекающего к административной ответственности, ограничиться устным замечанием.

Постановлением управления Росфиннадзора заявитель признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 6 статьи 15.25 КоАП РФ, и привлечен к административной ответственности.

Не согласившись с данным постановлением, общество обрати-лось в арбитражный суд.

Суд первой инстанции удовлетворил заявление общества, при-знал оспариваемое постановление незаконным и освободил заяви-теля от административной ответственности, ограничившись устным замечанием о недопустимости нарушений требований валютного законодательства.

Согласно статье 2.9 КоАП РФ при малозначительности совершенного административного правонарушения судья, орган, должностное лицо, уполномоченные решить дело об административном правонарушении, могут освободить лицо, совершившее административное правонарушение, от административной ответственности и ограничиться устным замечанием.

По смыслу статьи 2.9 КоАП РФ и статьи 211 АПК РФ при рассмотрении дел по правилам параграфа 2 главы 25 АПК РФ арбитражный суд действует в рамках состязательного судопроизводства, а не административной процедуры, в силу чего он лишен полномочий административного органа, привлекающего к административной ответственности, ограничиться устным замечанием. Последнее не может рассматриваться как мера административной ответственности, изменение которой арбитражным судом допустимо в силу пункта 3 части 4 статьи 211 АПК РФ лишь как результат судебной проверки законности и обоснованности выводов административного органа, а не как следствие реализации им административных юрисдикционных полномочий (которыми он не наделен). К такому толкованию закона обязывает и пункт 17 Постановления Пленума ВАС РФ от 02.06.04 № 10.

Постановлением кассационной коллегии решение арбитражного суда изменено, из его резолютивной части исключено указание на освобождение общества от административной ответственности и на устное замечание в его адрес о недопустимости нарушений требований валютного законодательства.

(Постановление ФАС СЗО от 28.12.06 по делу № А26-5806/2006-215 и другие.)

Процессуальные нарушения, допускаемые органами валютного контроля при производстве по делу об административном правонарушении

В заключение считаем целесообразным отметить те процессуальные нарушения, которые допускаются органами валютного контроля при производстве по делу об административном право-нарушении и приводят к отмене постановлений о привлечении к административной ответственности.

Составление одного протокола о совершении двух самостоятельных административных правонарушений, равно как и принятие одного постановления по делу об административном правонарушении (вместо двух) не могут рассматриваться как процедурные нарушения, влекущие безусловную отмену оспариваемого решения о привлечении к административной ответственности.

По результатам валютного контроля управление Росфиннадзора возбудило в отношении общества дело об административном правонарушении, ответственность за которое предусмотрена частью 6 статьи 15.25 КоАП РФ.

В рамках административного производства управление Росфиннадзора установило, что общество совершило два самостоятельных правонарушения, квалифицируемых по части 6 статьи 15.25 КоАП РФ, в связи с этим орган валютного контроля составил один протокол об административном правонарушении.

Согласно постановлению управления Росфиннадзора общество признано виновным в совершении административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью 6 статьи 15.25 КоАП РФ (в редакции Закона № 118-ФЗ). При этом из текста постановления следовало, что административный орган рассматривает действия заявителя как образующие два самостоятельных административных правонарушения, которые квалифицируются по одной части одной статьи КоАП РФ. Заявителю назначено административное наказание в виде 40 000 рублей штрафа (400 МРОТ) за каждое правонарушение (всего в сумме 80 000 рублей).

Заявитель не оспаривал наличие вмененных ему нарушений, однако полагал, что незаконно привлечен к «двойной» ответственности (два штрафа за «один состав административного правонарушения»), в связи с чем просил суд первой инстанции изменить постановление управления.

Суд первой инстанции удовлетворил заявление общества и указал на то, что несколько противоправных виновных действий образуют состав одного административного правонарушения (часть 6 статьи 15.25 КоАП РФ), а следовательно, в данном случае законодателем предусмотрено наложение одной санкции в виде 40 000 рублей административного штрафа.

Кассационная коллегия посчитала правовую позицию суда пер-вой инстанции ошибочной, противоречащей как официальному толкованию материального закона, так и правовой доктрине.

Закрепленный в приведенной норме права состав административного правонарушения является сложным. Одно или несколько предусмотренных в нем противоправных действий, будучи совершенными в действительности, рассматриваются как одно или не-сколько оконченных правонарушений.

Кодексом об административных правонарушениях Российской Федерации предусмотрена возможность привлечения к административной ответственности только за оконченное правонарушение. Административное правонарушение считается оконченным с момента, когда в результате действия (бездействия) правонарушителя имеются все предусмотренные законом признаки состава административного правонарушения (пункт 19 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.05 № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях»).

Сложный состав правонарушения в публично-правовой доктрине рассматривается как допускающий оценку правонарушения как оконченного без совершения всех перечисленных в нем противоправных действий, а с совершением хотя бы одного из них.

В силу части 1 статьи 4.4 КоАП РФ при совершении лицом двух и более административных правонарушений административное наказание назначается за каждое совершенное административное правонарушение.

Таким образом, в действиях общества усматриваются два самостоятельных административных правонарушения, каждое из которых следует квалифицировать по части 6 статьи 15.25 КоАП РФ. Мера административной ответственности избрана управлением Росфиннадзора с учетом этих обстоятельств и не противоречит требованиям статей 3.5, 4.4 КоАП РФ.

Составление в данном случае одного протокола об административном правонарушении (вместо двух), равно как и принятие одного постановления по делу об административном правонарушении (вместо двух) не могут рассматриваться как процедурные нарушения, свидетельствующие о серьезных негативных процессуальных последствиях: об ущемлении прав общества как участника административной процедуры, о неполноте выяснения административным органом фактических обстоятельств дела. Придание подобным процедурным ошибкам значения безусловных оснований для признания постановления административного органа незаконным означало бы сугубо формальный подход суда к оценке положений раздела IV КоАП РФ, что, в свою очередь, не отвечало бы принципам справедливости и неотвратимости юридической ответственности.

(Постановление ФАС СЗО от 09.02.06 по делу № А56-43667/2005 и другие.)

Обнаружив при рассмотрении административного дела факт совершения обществом административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью 6 статьи 15.25 КоАП РФ, должностные лица органов и агентов валютного контроля обязаны составить по данному факту протокол об административном правонарушении. при отсутствии такого протокола нет процессуальных оснований для вынесения постановления по делу об административном правонарушении, квалифицируемом по части 6 статьи 15.25 КоАП РФ.

В соответствии с внешнеэкономическим контрактом общество передало нерезиденту бывшее в употреблении оборудование. В ходе камеральной налоговой проверки налоговая инспекция вы-явила несвоевременное зачисление валютной выручки на счет в уполномоченном банке.

По факту невыполнения в согласованный сторонами срок обязанности по получению валютной выручки за переданные нерезиденту товары налоговый орган составил в отношении общества протокол об административном правонарушении, предусмотренном частью 4 статьи 15.25 КоАП РФ, и направил материалы дела в управление Росфиннадзора.

В ходе рассмотрения дела орган валютного контроля установил также факт совершения обществом административного правонарушения, квалифицируемого по части 6 статьи 15.25 КоАП РФ.

Посчитав, что общество совершило два административных правонарушения, управление Росфиннадзора одним постановлением привлекло общество к административной ответственности, предусмотренной частями 4 и 6 статьи 15.25 КоАП РФ.

Общество оспорило постановление в арбитражный суд.

Кассационная коллегия признала оспариваемое постановление Управления Росфиннадзора незаконным и указала на следующее:

Согласно части 4 статьи 28.1 КоАП РФ дело об административном правонарушении считается возбужденным с момента:

1) составления первого протокола о применении мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении, предусмотренных статьей 27.1 КоАП РФ;

2) составления протокола об административном правонарушении или вынесения прокурором постановления о возбуждении дела об административном правонарушении;

3) вынесения определения о возбуждении дела об административном правонарушении при необходимости проведения административного расследования, предусмотренного статьей 28.7 КоАП РФ;

4) оформления предупреждения или с момента наложения (взимания) административного штрафа на месте совершения административного правонарушения в случае, если в соответствии с частью 1 статьи 28.6 КоАП РФ протокол об административном правонарушении не составляется.

Как следует из материалов дела, по факту совершения обществом административного правонарушения, квалифицируемого по части 6 статьи 15.25 КоАП РФ, дело об административном правонарушении не возбуждалось. Совершение этого правонарушения было выявлено управлением Росфиннадзора на стадии рассмотрения дела о невыполнении резидентом обязанности по получению валютной выручки за переданные нерезиденту товары, поводом для чего послужил протокол налогового органа об административном правонарушении, предусмотренном частью 4 статьи 15.25 КоАП РФ. Сведения о совершении обществом административного правонарушения, квалифицируемого по части 6 статьи 15.25 КоАП РФ, в названном протоколе не содержатся.

При таких обстоятельствах, обнаружив при рассмотрении административного дела признаки административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью 6 статьи 15.25 КоАП РФ, должностное лицо управления Росфиннадзора обязано было составить по данному факту протокол об административном правонарушении. При отсутствии такого протокола нет процессуальных оснований для вынесения постановления по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 6 статьи 15.25 КоАП РФ.

Таким образом, управление Росфиннадзора вынесло оспариваемое постановление при отсутствии возбужденного в установленном порядке дела об административном правонарушении, чем грубо нарушило процессуальные нормы, регламентирующие производство по таким делам.

Кассационная коллегия признала оспариваемое постановление управления Росфиннадзора незаконным и отменила его.

(Постановление ФАС СЗО от 25.09.06 по делу № А56-11092/2006 и другие.)

Поделиться этой статьёй в социальных сетях:

Ещё из рубрики

Арбитражный процесс
Арбитражные споры № 2 (66) 2014
Оспаривание экспертного заключения в арбитражном (гражданском) процессе
25.03.2014
Судебная практика. Анализ
Арбитражные споры № 2 (38) 2007
Обзор судебной практики взыскания судебных расходов на оплату услуг представителя
02.04.2007
Самое читаемое Оспаривание экспертного заключения в арбитражном (гражданском) процессе Реформа гражданского кодекса Российской Федерации: общий комментарий новелл обязательственного права Обзор судебной практики взыскания судебных расходов на оплату услуг представителя Об оспаривании наложенных в рамках исполнительного производства судебным приставом-исполнителем ареста на имущество, запрета на совершение регистрационных действий в отношении имущества Подтверждение полномочий представителя должника (банкрота) и арбитражного управляющего в судебном заседании Доминирующее положение хозяйствующего субъекта на товарном рынке Судебная практика по делам, связанным с корректировкой таможенной стоимости товаров, с участием таможенных органов Проблемы исполнения обязательств должника-банкрота третьим лицом или учредителем О некоторых особенностях судебных споров об исправлении реестровых ошибок Взыскание судебных расходов в разумных пределах

Чтобы сохранить список чтения

вам нужно

Войти

или

Зарегистрироваться
Наверх

Сообщение в компанию

Обратите внимание, что отправка ссылок в сообщении ограничена.

 
* — обязательное для заполнения поле

 

Получите демодоступ

На 3 дня для вас будет открыт доступ к двум последним выпускам журнала Арбитражные споры -
№ 3 (103) и № 4 (104)