Ограничения на совершение сделок с имуществом гражданина

Гущина Марина Сергеевна Помощник судьи Арбитражного суда Мурманской области

На протяжении уже более двух лет на территории Российской Федерации действуют нормы Федерального закона от 26.10.02 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве), позволяющие признать несостоятельными граждан (физических лиц). К настоящему времени сформировалась достаточно обширная практика применения арбитражными судами норм Закона о банкротстве.

Несмотря на очевидно узкую направленность действия норм Закона о банкротстве, положения параграфа 1.1 главы X «Банкротство гражданина» Закона о банкротстве получили широкое применение и должны учитываться в ежедневной деятельности не только работниками судебной системы и лицами, являющимися участниками дела о банкротстве (должники, финансовый управляющий, кредиторы), но и иными участниками гражданского оборота, в том числе организациями и лицами, реализующими государственные функции (регистрирующие органы, нотариусы, иные граждане и организации).

Для целей установления алгоритма действий, которые необходимо совершить для определения введенных Законом о банкротстве ограничений на совершение сделок с имуществом гражданина, в отношении которого возбуждено производство по делу о несостоятельности (банкротстве), нужно принимать во внимание следующее.

При рассмотрении дела о банкротстве гражданина применяются реструктуризация долгов гражданина, реализация имущества гражданина, мировое соглашение (статья 213.2 Закона о банкротстве).

Согласно положениям статьи 213.7 Закона о банкротстве сведения о введении в отношении гражданина процедуры банкротства подлежат обязательному опубликованию в общедоступных средствах массовой информации, таких как электронный ресурс — Единый федеральный реестр сведений о банкротстве (адрес в информационно-телекоммуникационной сети Интернет — http://bankrot.fedresurs.ru/), а также в печатном издании — газете «Коммерсантъ».

После размещения текста сообщения соответствующего содержания в Едином федеральном реестре сведений о банкротстве презюмируется осведомленность неопределенного круга лиц о ходе и результатах процедуры банкротства гражданина.

С даты введения в отношении гражданина одной из применяемых в силу положений статьи 213.2 Закона о банкротстве процедур вводятся ограничения на совершение сделок с имуществом должника.

При этом с учетом разъяснений, изложенных в пункте 42 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.12 № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве», датой введения в отношении должника той или иной процедуры, применяемой в деле о банкротстве, считается дата объявления судом резолютивной части соответствующего судебного акта.

В силу положений пункта 5 статьи 213.11 Закона о банкротстве в ходе реструктуризации долгов гражданина он может совершать только с выраженного в письменной форме предварительного согласия финансового управляющего сделки или несколько взаимосвязанных сделок, в том числе по приобретению, отчуждению или в связи с возможностью отчуждения прямо либо косвенно имущества, стоимость которого составляет более чем 50 000 руб., недвижимого имущества, ценных бумаг, долей в уставном капитале и транспортных средств.

К этой группе сделок могут быть отнесены любые заключенные в процедуре реструктуризации долгов гражданина сделки, связанные прямо либо косвенно с отчуждением имущества из конкурсной массы должника, например заключенные в процедуре реструктуризации долгов гражданина брачные договоры, соглашения об уплате алиментов, выданные в процедуре реструктуризации долгов гражданина доверенности на распоряжение имуществом стоимостью более 50 000 руб. и т. д.

В судебной практике уже имеют место случаи признания недействительными сделок, заключенных без письменного согласия финансового управляющего.

Так, судами признано недействительным нотариально удостоверенное соглашение между гражданином-должником и его бывшей супругой об уплате алиментов на содержание несовершеннолетних детей, размер которых установлен в твердой сумме в размере 690 000 руб. ежемесячно, при этом должник одновременно обязался уплатить задолженность в сумме 24 000 000 руб. (которая представляет собой размер алиментов, подлежащих уплате по данному соглашению за три года, предшествующих его заключению). Суды признали указанное соглашение недействительным, сославшись на положения пункта 5 статьи 213.11 и пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве и отметив, что должник имеет единственный источник дохода в виде заработной платы в размере 60 000 руб. в месяц и задолженность перед кредиторами в размере, превышающем 2 млрд руб. Как указали суды, изложенные обстоятельства свидетельствуют о том, что, заключая соглашение, стороны заранее знали о невыполнимости его условий и злоупотребили правом. При этом как на дату заключения, так и в период исполнения оспариваемого соглашения должник знал об отсутствии у него достаточных денежных средств для выплаты алиментов в установленном соглашением размере, в момент заключения соглашения должник соответствовал критерию неплатежеспособности, кроме того, оспариваемая сделка совершена в отсутствие письменного согласия финансового управляющего (постановление Арбитражного суда Московского округа от 01.02.17 по делу № А41-78484/2015).

По указанному основанию могут быть признаны недействительными решения общего собрания участников хозяйственного общества об уменьшении доли одного из участников в том случае, если в отношении данного участника введена процедура реструктуризации долгов гражданина.

Аналогичные обстоятельства исследованы Тринадцатым арбитражным апелляционным судом, указавшим, что правовым последствием увеличения уставного капитала общества за счет вклада нового участника является возникновение гражданских прав и обязанностей у нового участника общества, изменение объема прав и обязанностей иных участников по отношению к обществу. Суд счел принятие в состав юридического лица нового участника косвенным отчуждением имущества в виде «размывания» доли остальных участников, при этом голосование гражданина, признанного банкротом, по вопросу увеличения уставного капитала общества требовало письменного согласия финансового управляющего. В отсутствие зафиксированного в письменной форме согласия финансового управляющего решение общего собрания участников корпоративного общества об увеличении уставного капитала, оформленное протоколом, признано недействительным как направленное на уменьшение размера имущества должника (постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 02.05.17 по делу № А56-72250/2015/сд1).

Подобным образом судами расценены в качестве недействительных соглашения о зачете, заключенные между должником и его кредитором в отсутствие выраженного в письменном виде одобрения финансового управляющего должника, как сделки по отчуждению имущества должника (постановления Арбитражного суда Дальневосточного округа от 14.03.17 и от 12.05.17 по делу № А51-23193/2015, Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 22.08.17 по делу № А03-767/2016).

Арбитражным судом Северо-Кавказского округа в постановлении от 29.06.17 по делу № А32-38397/2016 была дана оценка правомерности действий Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Краснодарскому краю по государственной регистрации перехода права собственности на жилой дом, собственником которого являлся гражданин, в отношении которого введена процедура реструктуризации. В результате, со ссылкой на введение в отношении гражданина процедуры несостоятельности, а также по причине отсутствия выраженного в письменном виде согласия финансового управляющего, действия регистрирующего органа признаны незаконными.

Следующей группой сделок, на которые распространяются ограничения, установленные пунктом 5 статьи 213.11 Закона о банкротстве, являются сделки по получению и выдаче займов, получению кредитов, выдаче поручительств и гарантий, уступке прав требования, переводу долга, а также учреждению доверительного управления имуществом гражданина, по передаче имущества в залог.

Кроме того, с даты введения реструктуризации долгов гражданина он не вправе вносить свое имущество в качестве вклада или паевого взноса в уставный капитал или паевой фонд юридического лица, приобретать доли (акции, паи) в уставных (складочных) капиталах или паевых фондах юридических лиц, а также совершать безвозмездные для гражданина сделки.

В судебной практике уже имеются случаи признания сделок дарения, заключенных в процедуре реструктуризации долгов гражданина, недействительными (постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 18.05.17 по делу № А70-13551/2015).

На указанные нормы права необходимо обратить внимание сотрудникам регистрирующих органов, кредитных организаций, нотариусам для недопущения совершения в ходе исполнения своих должностных обязанностей действий, которые впоследствии могут быть признаны недействительными, повлечь обязанность возместить убытки лицам, чьи имущественные права могут быть нарушены их совершением.

При этом следует иметь в виду, что сделки, совершенные с нарушением требований пунктов 5, 5.1 статьи 213.11 Закона о банкротстве, являются оспоримыми, могут быть признаны недействительными только на основании вступившего в законную силу судебного акта, в отсутствие такового указанные сделки недействительными считаться не могут.

Правоспособность по совершению сделок должником еще более ограничивается с даты признания гражданина банкротом.

В силу положений пунктов 5, 6, 7 статьи 213.25 Закона о банкротстве с даты признания гражданина банкротом все права в отношении имущества, составляющего конкурсную массу, в том числе на распоряжение им, осуществляются только финансовым управляющим от имени гражданина и не могут осуществляться гражданином лично.

Финансовый управляющий в ходе реализации имущества гражданина от имени гражданина:

 — распоряжается средствами гражданина на счетах и во вкладах в кредитных организациях;

 — открывает и закрывает счета гражданина в кредитных организациях;

 — осуществляет права участника юридического лица, принадлежащие гражданину, в том числе голосует на общем собрании участников;

 — ведет в судах дела, касающиеся имущественных прав гражданина, в том числе об истребовании или о передаче имущества гражданина либо в пользу гражданина, о взыскании задолженности третьих лиц перед гражданином.

С даты признания гражданина банкротом:

 — регистрация перехода или обременения прав гражданина на имущество, в том числе на недвижимое имущество и бездокументарные ценные бумаги, осуществляется только на основании заявления финансового управляющего;

 — исполнение третьими лицами обязательств перед гражданином по передаче ему имущества, в том числе по уплате денежных средств, возможно только в отношении финансового управляющего и запрещается в отношении гражданина лично;

 — должник не вправе лично открывать банковские счета и вклады в кредитных организациях и получать по ним денежные средства.

Сделки, совершенные с нарушением требований пунктов 5, 6, 7 статьи 213.25 Закона о банкротстве, являются ничтожными изначально, по факту их совершения, независимо от признания их таковыми судом.

Практика признания недействительными ничтожных сделок, совершенных должником в ходе процедуры реализации имущества, немногочисленна.

Так, постановлением Арбитражного суда Северо-Западного округа от 04.10.17 по делу № А05-11472/2015 признано ничтожным дополнительное соглашение к заключенному должником брачному договору, с даты подписания которого супруга должника единолично осуществляла правомочия собственника недвижимого имущества, в том числе сдавала помещения в этом здании в аренду.

Подводя итог, стоит отметить, что субъектам гражданского оборота во избежание риска заключения, удостоверения либо регистрации сделки, противоречащей требованиям закона, следует проверять в открытых информационных ресурсах наличие обстоятельств, указанных в пункте 5 статьи 213.11 и в статье 213.25 Закона о банкротстве, принимая во внимание то обстоятельство, что на совершение ряда сделок с имуществом гражданина, в отношении которого возбуждено производство по делу о несостоятельности (банкротстве), имеются существенные ограничения.

Поделиться этой статьёй в социальных сетях:

Ещё из рубрики

Арбитражный процесс
Арбитражные споры № 2 (66) 2014
Оспаривание экспертного заключения в арбитражном (гражданском) процессе
25.03.2014
Судебная практика. Анализ
Арбитражные споры № 2 (38) 2007
Обзор судебной практики взыскания судебных расходов на оплату услуг представителя
02.04.2007
Самое читаемое Оспаривание экспертного заключения в арбитражном (гражданском) процессе Реформа гражданского кодекса Российской Федерации: общий комментарий новелл обязательственного права Обзор судебной практики взыскания судебных расходов на оплату услуг представителя Об оспаривании наложенных в рамках исполнительного производства судебным приставом-исполнителем ареста на имущество, запрета на совершение регистрационных действий в отношении имущества Доминирующее положение хозяйствующего субъекта на товарном рынке Подтверждение полномочий представителя должника (банкрота) и арбитражного управляющего в судебном заседании Проблемы исполнения обязательств должника-банкрота третьим лицом или учредителем Судебная практика по делам, связанным с корректировкой таможенной стоимости товаров, с участием таможенных органов О некоторых особенностях судебных споров об исправлении реестровых ошибок Взыскание судебных расходов в разумных пределах

Чтобы сохранить список чтения

вам нужно

Войти

или

Зарегистрироваться
Наверх

Сообщение в компанию

Обратите внимание, что отправка ссылок в сообщении ограничена.

 
* — обязательное для заполнения поле

 

Получите демодоступ

На 3 дня для вас будет открыт доступ к двум последним выпускам журнала Арбитражные споры -
№ 4 (104) и № 1 (105)